На главную | III съезд

III съезд депутатов Красноярского края (30 марта 2004 года)

Доклад председателя Законодательного Собрания края А. В. Усса: «Приоритеты органов власти в Красноярском крае: задачи нового рубежа»

30 марта 2004 года


Уважаемые делегаты и гости Съезда!

Со времени проведения предыдущего II Съезда депутатов всех уровней прошло без малого три года. Это заметный, наполненный событиями отрезок в жизни края. И прежде чем говорить о планах на будущее, а именно для этого в основном мы здесь и собрались, надо подвести хотя бы краткие итоги того, что сделано.

Истекшие три года на краевом уровне были отмечены, прежде всего, значительными политическими изменениями. Сегодня в новом составе работает Законодательное Собрание и краевая администрация. В исполнительную и законодательную власть на Таймыре тоже пришло новое руководство. Выборы глав и депутатского корпуса прошли во многих городах и районах, включая нашу столицу — город Красноярск. Крупными событиями в жизни края стали выборы Президента России и депутатов Государственной Думы.

Несмотря на остроту, а порой и драматизм этих событий, в целом они создали в крае другую социально-политическую обстановку. Обстановку, я бы сказал, более ровную, более подходящую для нормальной конструктивной работы.

Активизировалось и, самое главное, стало более плодотворным взаимодействие с федеральными органами государственной власти.

Позитивно развиваются отношения между краем и входящими в его состав Таймырским (Долгано-Ненецким) и Эвенкийским автономными округами.

Краевая законодательная и исполнительная власть смогли на принципиальной основе во многом перестроить свою работу, свои отношения, в частности, преодолеть острые противоречия по поводу кадровой политики (мы это все хорошо помним из недавнего прошлого), управлению собственностью, расходованию бюджетных средств и многим другим вопросам.

Особые слова благодарности хочу сказать нашим коллегам из органов местного самоуправления. Именно они в эти годы наработали опыт практического решения множества самых разных и жизненно важных, насущных проблем наших людей.

Все это мы можем записать в свой актив.

В экономической и финансовой сферах и, как следствие этого, в реальной жизни красноярцев перемены, к сожалению, не столь значительны, хотя они, безусловно, есть. И далеко не все из них однозначно положительные.
Об этой стороне дела уже шла речь в только что прозвучавшем докладе Губернатора Александра Геннадиевича Хлопонина, поэтому я остановлюсь лишь на наиболее важных, принципиальных для депутатов моментах.

Прежде всего, с полным на то основанием и удовлетворением мы можем констатировать, что среди субъектов Российской Федерации, входящих в Сибирский федеральный округ, край по основным экономическим показателям край по-прежнему удерживает лидирующие позиции. В последние годы мы имеем хотя и небольшой, но устойчивый экономический рост. Если в 2001 году он составил 6,2 процента валового регионального продукта, в 2002 — 3,5, то в 2003 уже 4,7 процента. Ощутимый прирост производства зафиксирован, прежде всего, в машиностроении, он наиболее значителен, топливной промышленности, цветной металлургии. Есть некоторое оживление на предприятиях военно-промышленного комплекса за счет роста объема оборонного заказа со стороны федерального центра.

Последовательно растут размеры консолидированного бюджета края. Так если в 2001 году его доходы составили 29 млрд. рублей, то в 2002 году — 34 млрд. рублей и, по предварительным данным в 2003 — 43 млрд. рублей.
Думаю, что эти результаты — заслуга не только, а может быть, и не столько власти, но и тысяч наших земляков-красноярцев, руководителей и рядовых тружеников, которыми мы (с полным на то основанием) можем гордиться. Таких, как Иван Павлович Никитенко — тракторист из Шарыповского района, Юрий Викторович Смолин — комбайнер из АО «Владимирское» Назаровского района, Александр Иосифович Манкевич — электрогазосварщик Ачинского НПЗ, начальник цеха Лесосибирского ЛДК № 1 Николай Алексеевич Паршин и многие другие. Они совсем недавно удостоены государственных наград Российской Федерации. А в целом за три истекших года более 500 красноярцев получили государственные награды. Давайте ещё раз их поздравим и поаплодируем их труду.

Уважаемые участники Съезда!

Вместе с тем ситуация в производственной и экономической сфере, естественно, далеко не всегда складывается так, как нам хотелось бы.

Нас не может не настораживать то обстоятельство, что темпы промышленного производства, несмотря на все объективные причины, а они, безусловно, есть, в истекшем году уже отстают от среднероссийских. 104 процента против 107 по Российской Федерации. Растет государственный долг. Только на его обслуживание в бюджете текущего года предусмотрено около 1 млрд. рублей.

Сегодня мы должны признать также и то, что основным фактором, позволяющим поддерживать в крае положительный финансовый баланс, является резкий рост цен на продукцию цветной металлургии на мировом рынке. Именно эта отрасль дает сегодня 67 процентов всего объема промышленного производства и свыше 95 процентов краевой прибыли.

Поэтому обобщенные финансово-экономические показатели (а они в данном случае отражают нечто вроде средней температуры по палате) не могут скрыть от нас тот факт, что многие базовые отрасли, что особенно важно, с большой численностью работающих, многие крупные предприятия, слывшие некогда гордостью края, находятся в состоянии глубокого кризиса.

В лесной и лесоперерабатывающей промышленности, с которой мы связываем особые надежды, незначительное развитие имеют лишь предприятия, ориентированные на экспорт. По-прежнему очень тяжело идут дела на селе, где устойчиво работает и даёт действительно великолепные результаты лишь небольшая группа крупных хозяйств. Основная же масса сельскохозяйственных предприятий скользит вниз по наклонной плоскости.

И не случайно у нас в крае растут показатели безработицы. Да так, что во время недавнего визита в Красноярский край на это обратил особое внимание Президент России Владимир Владимирович Путин.
Соответственно состоянию экономики и финансов выглядит и качество жизни красноярцев, выглядит достаточно противоречиво.

Нельзя не отметить тот позитивный факт, что, судя по статистической отчетности, в целом за последние три года пусть незначительно, но все же выросли доходы населения. Это, безусловно, отрадный факт! Задержки с выплатой заработной платы, в частности в бюджетной сфере, сведены к минимуму. Введен в действие ряд значимых объектов социального назначения. Активно, хотя и не без проблем, продолжается строительство жилья, дорог, развиваются новые средства связи.

Есть несомненные достижения в области образования, культуры и особенно спорта. Я не могу не отметить с этой трибуны, что к всемирно известным грандам красноярского спорта — таким, как Павел Ростовцев, Ольга Пылева, Бувайсар Сайтиев, — уже подтягивается талантливая молодежь из глубинки. В этом году впервые в истории края чемпионом мира по лыжным гонкам среди молодёжи стал наш назаровский парень Анатолий Неучесов. При подготовке Съезда мы обобщили немало такой приятной и обнадеживающей информации. Это хорошо!

Но всё же такие примеры могут радовать, но не успокаивать. Итоговая картина ещё далека от той, которую мы хотели бы видеть.

Продолжает нарастать расслоение населения по уровню доходов. Устойчивые различия в качестве жизни приобретают и региональный характер. Так на фоне признаков относительного благополучия в краевом центре и некоторых других территориях (здесь прибавилось машин на дорогах, неплохо одета молодежь и так далее) множится число городов и весей, где люди, как говорится, донашивают последнюю фуфайку, теряют надежду на лучшую жизнь и ищут для себя утешение в «стеклорезе».

В крае катастрофически стареет жилой фонд. Говорю об этом и как председатель, и как депутат, как человек, который знает свой округ не только по данным статистики. Когда заходишь в иные подъезды в, казалось бы, наиболее благополучном Центральном или Железнодорожном районах города Красноярска, становится как-то не по себе, потому что в таких условиях в наше время люди жить не должны!

Буксует реформа жилищно-коммунального хозяйства — выросшие в разы платежи населения пока реально не привели к улучшению качества услуг, и мы это хорошо знаем. А ведь именно эта благая цель выдвигалась на первый план.
Индекс потребительских цен у нас выше, чем в среднем по Сибири, да и по стране в целом.

Не имеют какой-либо заметной позитивной динамики показатели потребления основных продуктов питания.

Сокращается, и, прежде всего, в сельской местности, сеть учреждений культуры, здравоохранения, образования.

Не внушает оптимизма состояние правопорядка: практически во всех регионах края растет количество совершенных преступлений и что особенно тревожно — более быстрыми темпами в молодежной среде. Я уж не говорю о многочисленных правонарушениях некриминального характера, проявлениях махрового бюрократизма, бездушия со стороны чиновников, что создаёт у граждан ощущение беззащитности и протеста. Я настоятельно советую всем присутствующим в зале внимательно ознакомиться с опубликованным отчетом Уполномоченного по правам по человека. Эту работу у нас в крае возглавляет опытный и болеющий душой человек — Иннокентий Егорович Жмаков. И этот документ о многом заставляет задуматься.

И, по-видимому, не случайно на таком фоне формируется устойчивая тенденция отрицательной миграции и снижения общей численности проживающего в крае населения.

Уважаемые делегаты!

Объективная, без прикрас, картина сложившегося положения вещей нужна нам, конечно, не для самобичевания. Она нужна для того, чтобы на ее основе избрать более результативную, адекватную сложившейся ситуации стратегию действий на будущее.

Зададимся вопросом, почему эти три года не стали для нас временем значительных, по-настоящему крупных позитивных перемен?

Причин здесь, конечно, много. И далеко не все они зависят только от нас с вами. Но, если быть до конца честными, надо признать, что все мы с вами вместе, краевая власть в целом (а по большому счёту здесь сидят все её представители, об этом правильно сказал Александр Геннадиевич), свои собственные возможности использовали далеко не в полной мере.

Что дает мне основания так говорить?

На мой взгляд, нашей управленческой машине не хватало, да и сейчас по-прежнему не хватает надежных ориентиров — долгосрочных выверенных целей. Не хватает понимания того, какими методами их можно достичь. И самое главное — не хватает ответственности за результаты своей работы.

Власть у нас, как известно, выборная. Кандидаты на соответствующие должности и места нередко что-то планируют или пытаются это делать. Но только на срок своих полномочий. И это в лучшем случае. И то далеко не все. А многие просто раздают обещания, потом о них, как водится у нас, забывают, когда начинают работать, думают больше не о деле, а о так называемом «пиаре» — о том, как произвести приятное впечатление и в очередной раз победить. А если учесть, что звенья этого механизма еще и независимы друг от друга, действуют сами по себе, ожидать здесь нормальных управленческих результатов очень и очень трудно.

Уверен, давно назрела потребность перейти от такого, во многом хаотичного, непредсказуемого управления краем политическими методами, к руководству правовому. Руководству, параметры которого задает юридически значимый документ — программа социально-экономического развития, которая имеет силу закона.

Депутаты по меньшей мере пять лет ставят вопрос о необходимости разработки такой программы. Кстати, говорилось об этом и в Резолюции предыдущего Съезда. Я думаю, что многие здесь присутствующие были и на том Съезде и хорошо об этом помнят. И теперь, надеюсь, мы стоим на пороге принятия этого документа.

Губернатор края Александр Геннадиевич Хлопонин только что с этой трибуны изложил основные направления социально-экономического развития на предстоящий период. Документ с одноименным названием недавно поступил на рассмотрение в Законодательное Собрание. Для того, чтобы он стал не очередным набором благих пожеланий, а руководством к действию, его придется как минимум конкретизировать. То есть «развернуть» заявленные в нем цели в перечень более частных задач, имеющих территориальную «привязку», предусмотреть для их реализации мероприятия, сроки и ответственных за их исполнение. Таким образом, заявленные основные направления станут рабочей программой действий власти на планируемый период.

На этой основе должны разрабатываться, в частности, планы работы администрации на текущий год и планы законотворческой деятельности депутатского корпуса. Соответственно, по итогам их выполнения необходимо представлять обязательные ежегодные отчеты Губернатора, других должностных лиц и органов, включая органы представительные.

В этом ключе мы намерены действовать на краевом уровне. И я настоятельно рекомендую внедрять именно такой — дисциплинирующий — подход к управлению на местах. Другого просто не дано. Это требование нашего краевого Устава, да и самой жизни.

«Порядок во власти — порядок в стране» — так называлось одно из Президентских посланий Федеральному Собранию России. И эта идея по отношению к нашему краю не утратила своей актуальности.

Безответственность в обещаниях, рыхлость в реальной управленческой практике — это опасные, но, к счастью, излечимые болезни власти. Избавившись от них, подкрепив наш курс правовыми ориентирами и ответственностью, мы можем многое изменить к лучшему.

Уважаемые участники Съезда!

Надо полностью отдавать себе отчет в том, что надежное оформление намерений и обязательств власти в виде имеющей силу закона программы — это значимое, но не единственное и даже, наверное, не самое важное условие перехода к динамичному социально-экономическому развитию. В конечном итоге это форма. Важнее другое — содержание. То, что этот документ будет предусматривать по сути.

Сегодня я не стану говорить о деталях. Не делаю это по разным причинам. Прежде всего, потому, что еще на предыдущем Съезде, именно по этой тематике был сформулирован пакет, на мой взгляд, необходимых и достаточных предложений как концептуального, так и частного характера. И сегодня можно с удовлетворением констатировать, что многие из этих предложений взяты на вооружение исполнительной властью. Кроме того, у нас будет возможность предметного диалога в более подходящей для этого рабочей обстановке на секциях Съезда и в стенах Законодательного Собрания. Поэтому позволю себе остановиться лишь на нескольких принципиальных моментах.
Итак, в качестве локомотивных мы вновь начали продвигать крупные экономические проекты в энергетике, лесной отрасли, ТЭКе. Эти идеи не новы. Они были глубоко проработаны еще в доперестроечные времена и вполне осуществимы. Тогда, как известно, и планировать, и строить умели. Имеется в виду достройка Богучанской ГЭС, концентрация лесопромышленного комплекса в Лесосибирске, разработка нефтегазовых месторождений в северных районах края и в Эвенкии. Бесспорно, всё это очень и очень важно. Но, к сожалению, «золотым ключиком», открывающим для края в целом заветную дверь к счастью, проекты такого рода могут и не стать.

Спрашивается — почему? Ответ лежит на поверхности. Они непосредственно затрагивают лишь небольшую часть муниципальных образований и занятого населения. Поэтому их просто не хватит для общего экономического рывка региона.

Приведу конкретный пример. Предположим, достроена Богучанская ГЭС. Вырабатываемая ею электроэнергия может использоваться где-то за пределами края, что не исключено. Как известно, планы такие есть. Что это будет означать для нас? Прежде всего, налоги. Но занятость населения в том же Кодинске при этом сократится, потому что оттуда уйдут строители, а необходимая численность энергетиков сравнительно мала. На примере Дивногорска и Красноярской ГЭС мы такую ситуацию уже знаем.

Именно поэтому для Красноярска, для центральных и южных районов края требуется иной тип проектов — проектов, ориентированных на массовую занятость, на повышение квалификации людей, на интенсивное использования не только и не столько природных, сколько кадровых и интеллектуальных ресурсов.

Приоритетными отраслями становятся в этом случае:

1. Машиностроение, способное больше других отраслей поглощать инновационные разработки.
2. Сельское хозяйство, число занятых в котором очень велико, а жизненный уровень людей, пожалуй, наиболее низок.
3. Химия и глубокая переработка сырья.
4. Сфера услуг. Причем в первую очередь тех, которые регион может экспортировать: транспорт, связь, логистика, торговля. Уже сейчас ясно, что значимой задачей для экономики края становится развертывание торговых сетей, имеющих центр в регионе, а распространяющихся на другие территории. Например, такие собственные торгово-сбытовые сети должен иметь красноярский лесопромышленный комплекс в Китае, если он хочет реально утвердиться на рынках Юго-Восточной Азии.
5. Медицина, культура, наука и образование. И в первую очередь — образование профессиональное. Без знаний не может быть современной инновационной экономики. Без знаний просто нет будущего. Это не лозунг, это — аксиома. Мы по инерции продолжаем считать себя передовым регионом в этой сфере, говорим о поддержке молодежи, ее перспективах, но при этом как-то забываем, что даже по такому базовому показателю, как книгообеспеченность на одного жителя, мы сегодня находимся на 44 месте в России. Обращаю на это особое внимание потому, что ситуация реально может усугубиться.

Намеченная на ближайшее время реформа в образовательной сфере создает предпосылки для концентрации ведущих образовательных центров в столице, а не в регионах развития. И наша общая задача — переломить эту тенденцию. Об этом шла речь на недавнем совещании с участием Президента России Владимира Владимировича Путина, и мы надеемся на его поддержку.

Говоря о приоритетах развития и, в особенности, непроизводственной сферы, я хочу напомнить об одном очень действенном, эффективном и незаслуженно забытом подходе. Я бы назвал его так — вложения в талантливых людей. В этом зале находится всем нам известный Павел Стефанович Федирко. Это в его времена и времена его предшественников в край вернулись наши великие земляки — Виктор Петрович Астафьев, Екатерина Константиновна Иоффель и многие другие. Именно в те времена к нам приехали и обрели здесь вторую Родину Михаил Семенович Годенко, Иван Всеволодович Шпиллер, Вениамин Сергеевич Соколов и многие другие. Без них трудно представить себе историю достижений Красноярского края. Привлекая людей такого класса, такого породы, если хотите, такого уровня, создавая именно им, а не проходимцам и «гастролерам», которых, увы, у нас немало, благоприятные условия для жизни и работы, можно рассчитывать на реальное и значимое продвижение вперед по самым разным направлениям.

Уважаемые участники Съезда!

Итак, никакого единственного магического средства для экономического подъема края на самом деле, наверное, не существует. И действовать придется по всему фронту.

Это представляется важным еще в одном отношении. Как известно, сырьевые сектора экономики, как правило, растут медленнее. И прошлогодний своеобразный «сбой» роста (всего 4 процента вместо 7 в среднем по России) может оказаться не случайным. Краевой валовой региональный продукт значительно больше, чем у многих других российских регионов. И отставание в динамике его роста скажется не сразу и не сейчас. Сдавая позиции по чуть-чуть, можно сразу и не заметить, что попадаешь в группу безнадежно отставших.

При этом понятно, что заявленный федеральным Правительством курс на «перелив» средств из сырьевых отраслей в несырьевые и закрепление за последними статуса приоритетных имеет конкретную территориальную проекцию, территориальную «привязку». Сырьевые регионы в этих условиях обречены быть «дойными коровами». И если за нашим краем закрепится сырьевая специализация, то это будет означать, что приоритет в развитии страны переместится в другие регионы. Отсюда — кадровая, технологическая, транспортно-коммуникационная и иная политика, содержание которой окажется для нас не самым выгодным.

Откуда привлечь деньги, капитал для развития несырьевых отраслей? Внешние инвестиции — безусловно, да! Мы приветствуем и будем способствовать их привлечению в край. Но ведь и у нас в крае, на предприятиях, построенных нашими отцами и дедами, зарабатываются не просто большие, а очень большие даже по мировым меркам деньги. Куда они уходят и почему не вкладываются в столь привлекательный и хорошо известный новым собственникам регион?

Вопрос, конечно, в известной мере риторический и отвечать на него не стоит. Но пожелание есть. Оно заключается в следующем. Соглашения с крупными ФПГ, о которых только что шла речь, должны не просто фиксировать сложившееся положение вещей, а предусматривать взаимные обязательства власти и бизнеса, которые обеспечат реальный, значительный разворот финансовых потоков в отрасли, жизненно важные и для страны, и края.
Говоря о стимулировании инвестиций, считаю необходимым напомнить об инициативе ряда красноярских промышленников и ученых по созданию в районе Нижнего Приангарья так называемых «точечных» зон с особым экономическим режимом. Предпосылки для такого эксперимента на федеральном уровне есть. И если это станет возможным, мы свой шанс обязаны использовать.

И последнее в части, касающейся направлений социально-экономического развития. Последнее по счету, но по сути, пожалуй, самое важное.

Главным лозунгом, стержневой идеей нашего Съезда избрана простая фраза: «Нам здесь жить!» Избрана она не случайно. Она должна служить напоминанием о том, что конечным предназначением, смыслом всех этих усилий должно быть улучшение качества жизни на Красноярской земле. Говорю об этом не ради красного словца. Ведь бывает и по-другому.

Кстати, по нашим данным, при значительном росте краевого бюджета в 2004 году расходы на здравоохранение, например, с учетом инфляции по всем статьям, кроме заработной платы, в сравнении с предыдущим годом по меньшей мере не возросли. Похожая ситуация и в других отраслях социальной сферы.

Такой подход к проектированию социально-экономической политики на перспективу, конечно, приемлемым быть не может. Мы с вами обязаны его изменить.

Уважаемые делегаты и гости Съезда!

Принятие Программы социально-экономического развития края как юридически обязательного к исполнению документа, перевод государственного и муниципального управления на твердую правовую основу — это дело первоочередной важности. Но одновременно нам предстоит провести серьезную «доводку» самой системы органов, которые призваны претворить эту Программу в жизнь.

Что имеется в виду?

Начну с Законодательного Собрания.

Конечно, о собственных результатах и проблемах говорить не просто, но все же постараюсь быть объективным.
В этом году мы отмечаем десятилетний юбилей. В целом у нас нет оснований посыпать голову пеплом. Собрание имеет достойные показатели на уровне Сибирского федерального округа и России в целом. Оно всегда отличалось самостоятельной позицией, новаторством, здоровой сибирской боевитостью. Как действенный контрольный орган показала себя наша красноярская Счетная палата.

На мой взгляд, депутатский корпус пользуется сегодня поддержкой красноярцев. Не случайно на декабрьских выборах прошлого года четверо из наших коллег стали депутатами Государственной Думы России. И еще ряд из них были близки к такому же результату.

За истекшие 10 лет принято более 800 законов. В том числе более 370 (то есть практически половина) за последние три года. Наверное, каждый из них по-своему полезен и необходим, но есть вопрос — в какой мере они полезны и необходимы?

Сегодня мы нуждаемся, в первую очередь, в базовых системообразующих и социально ориентированных законах, которые бы задавали направления работы исполнительной власти и реально изменяли жизнь людей к лучшему.
Увы, надо признать, что таких законов не так уж много.

В материалах, которые розданы делегатам Съезда, вы найдете, в частности, аннотированный перечень всех действующих законов края. Изучив его, убеждаешься, что они чаще всего являются реакцией на фактически уже состоявшиеся управленческие решения, тогда как всё должно быть наоборот — законы должны быть базой для принятия управленческих решений.

Нам необходимо в короткие сроки законодательно закрепить систему государственных полномочий края, уточнить стратегию управления государственной собственностью, сформулировать принципы распределения средств из бюджета развития, ускорить принятие закона об инвестициях, о развитии малого бизнеса. Упорядочить основания и формы предоставления субвенций и субсидий за счет краевого бюджета. Сделать максимально определенной и понятной для населения систему предоставления доплат, пособий и иных социальных выплат. Перевести на правовую основу структурные изменения в сфере здравоохранения и культуры, науки и образования. Продумать и сделать более действенным механизм поддержки коренных малочисленных народов Севера. Внести, наконец, должную законодательную ясность в то, что власть (мы с вами) намерена делать с селом: как смягчить разрушительные последствия диспаритета цен, приостановить текучесть руководителей и специалистов, как организовать цивилизованный сбыт выращенной крестьянами продукции, особенно в личных подсобных хозяйствах, как это сделано, например, у наших соседей в Томске или Кемерово.

Чего нам не хватает для того, чтобы выйти на эти законы, принять их?

Взять те же крестьянские проблемы. Только среди краевых депутатов — Валерий Андреевич Исаев, Петр Григорьевич Миков, Василий Иванович Ерёмин. Их компетентность известна всему краю. Не мало таких людей и в глубинке. Поговоришь с тем же Владимиром Кузьмичем Цецурой из Каратуза, убеждаешься — человек уже не молодой и от дел вроде бы отошел давно, а в тех же вопросах районирования сельского хозяйства сто очков вперед даст многим современным титулованным руководителям.

Естественно, инициатива в разработке нормативных актов подобного рода должна принадлежать администрации, но это не снимает и с нас, депутатов, ответственности за конечный результат.

Другая беда — это нарушение преемственности. Длинный перечень важных социально ориентированных законов, которые мы по праву считаем своим достижением, не первый год приостанавливается. Это законы о социальной поддержке работников бюджетной сферы, о ветеранах Красноярского края и так далее.

На каждой встрече с людьми приходится слышать вопросы: «Когда эти законы снова заработают, когда они начнут действовать?» ответить пока нечего. Здесь нужна какая-то ясность.

Не принесли желаемых результатов трехлетние попытки сделать процесс законотворчества более планомерным. Графики представления законопроектов срываются с завидной регулярностью. Обеспечить проведение сессий в заранее оговоренные сроки по-прежнему не удается. И в этом не малая доля нашей вины. Мы далеко не всегда проявляем должную принципиальность, путая личные отношения с нашими коллегами из другого крыла нашего общего «серого дома», а работа при этом страдает.

На результатах работы Законодательного Собрания серьезно сказывается степень его открытости внешней среде.
Мы стремимся уделять этой стороне дела особое внимание. Как через депутатов Государственной Думы, так и напрямую поддерживаем контакты на федеральном уровне, организуем обмен опытом с коллегами из соседних регионов. Обеспечиваем взаимодействие всего депутатского корпуса Красноярского края, используя для этого устоявшиеся формы работы — выездные заседания комиссий, обучение в кадровом центре и так далее.

Но имеющиеся здесь возможности использованы далеко не в полной мере. В последнее время снизил свою активность общественный экспертный совет. Нам предстоит сделать более устойчивым и конкретным взаимодействие с профсоюзами, политическими партиями и общественными объединениями, проявляющими интерес к законотворческим делам.

Продвигаясь в этом направлении, можно без дополнительных организационных и финансовых затрат привнести в законотворческий процесс свежие идеи, обеспечить его соответствие духу и требованиям времени.

Уважаемые коллеги!

Ускорение экономического роста требует серьезных корректив и в структуре исполнительной власти. Это вполне понятно. Именно она находится сегодня на острие оперативных управленческих задач.

Здесь тоже есть, над чем работать.

Кадровый состав администрации существенно изменился. И в целом изменения эти, несомненно, положительные. Но существующая у нас система фактически сложилась на основе Закона Российской Федерации «О краевом, областном Совете и краевой, областной администрации» 1992 года и лишь внешне поправлена два года назад дополнениями в Устав края. Она излишне громоздка, неповоротлива и не отвечает потребностям сегодняшнего дня.

Признаки этого лежат на поверхности.

Во-первых, характер издаваемых актов. Если исключить то, что касается отпусков, наград, кадровых перестановок и иных по существу внутренних вопросов, окажется, что решений, действительно влияющих на жизнь населения, от администрации исходит не так уж много.

Во-вторых, большое число всякого рода советов, комиссий, рабочих групп. Они создаются, как только возникают сколько-нибудь серьезные проблемы. А это свидетельствует, как минимум, о том, что сама система, с точки зрения базовых принципов построения, недостаточно приспособлена для их решения.

В-третьих, длительные сроки подготовки и согласования вопросов. Они, как показывает практика, нередко превышают сроки полноценных парламентских процедур, которые, как известно, по определению более продолжительны.

Уважаемые коллеги!

Построение современной и эффективной исполнительной власти предполагает, прежде всего, четкое определение ее компетенции.

А с этим, похоже, не все ясно. Например, в структуре краевой администрации до сих пор есть подразделения по регулированию цен, управлению ЖКХ, строительным комплексом и так далее. Но ведь цены, если не считать тарифы естественных монополий, мы не регулируем, коммунальные сети давно уже отошли муниципалитетам, а руководства частным строительным комплексом в прежнем виде давно уже нет.

Что делает тогда аппарат?! Нам говорят: «Так было раньше», «Там работают порядочные и ответственные люди». Все правильно. Никаких сомнений, но, по сути, такой ответ мало что объясняет.

Сохранение органов, вся компетенция которых состоит в «подготовке предложений», сегодня вряд ли оправдано.
В то же время не менее спорно выглядит другая тенденция — отказ от непосредственного исполнения ряда значимых функций и перекладывание их на структуры, которые создаются «где-то рядом». К чему это ведет, мы уже убедились. Крайний пример — расходование через некие сопутствующие структуры денег бюджетного фонда «Правопорядок» и выявленные при этом нарушения, которые затронули тысячи людей.

У многих сегодня вызывает вопросы работа службы государственного заказа, государственного предприятия «Сельхозобъединение» и ряда других подразделений.

Вопросы подобного рода надо «снимать», не уходить от них, а для этого давно пора серьезно обдумать, подготовить и, наконец, принять законы о Совете администрации и структуре ее органов. Сроки для этого уже истекли.

Необходимо кадровое обновление государственной службы, прежде всего, на уровне специалистов. Это касается, кстати, обеих ветвей краевой власти. Пора всерьез заняться проблемой, которая стала «вечной», — сокращением аппарата. Хотя бы потому, что число его функций реально уменьшилось.

Президент страны и его Правительство совсем недавно преподали урок собственной реорганизации. Урок, кто бы и что не говорил, вполне убедительный и впечатляющий. И краевым властям есть чему в этом отношении поучиться.

Уважаемые делегаты!

Наиболее серьезные изменения в организации власти в крае пройдут на уровне местного самоуправления. Причем пройдут обязательно и независимо от нашего усмотрения. Задачи в этой области уже поставлены федеральным центром предельно конкретно и вытекают из нового закона, который, как известно, вступает в действие с 1 января 2006 года.

Уже несколько месяцев у нас в крае работает новый механизм межбюджетных отношений. Он стал хорошей школой для подготовки к реформе. Местной власти надо скорее его практически осваивать. Отучаться кивать на краевое руководство. Проявлять больше инициативы и ответственности в решении проблем жилищно-коммунального хозяйства, формировать собственную доходную базу, больше думать об экономии и так далее. Говорю об этом не случайно. У нас есть районы, где 15-20 процентов бюджета тратится на управленческий аппарат. Есть и такие, где средств, собираемых на территории, не хватает даже на содержание собственной администрации.

Кое-кто думает, что времени на раскачку достаточно, и 2006 год где-то очень далеко. Это иллюзия.
Прежде всего, надо осознать, что новый закон предусмотрел именно реформу, в не какие-то косметические изменения, не просто приведение наших законов в соответствие с законами федеральными.

Закон предписывает перераспределение вопросов местного значения между районом и находящимися в его границах городскими и сельскими поселениями, при этом отдаёт приоритет именно поселению; предполагает соответствующее разграничение муниципальной и государственной собственности; вводит запрет на совмещение должностей главы местной администрации и председателя представительного органа; по многим вопросам организации местного самоуправления необходимо будет принять решение на референдумах.

Тот, кто сегодня руководит на уровне поселков, сельсоветов, должен будет освоить большой объем новых вопросов — ЖКХ, которое уже перешло на поселенческий уровень, содержание дорог, планирование застройки территории и многое другое. Одним словом, именно они станут реальной муниципальной властью, властью, ответственной за решение основных проблем жизни населения.

Хочу подчеркнуть еще один важный момент реформы. Она предполагает не только перераспределение компетенции, но и нацеливает нас на оформление нового территориального устройства местного самоуправления. К этому надо готовиться и не надо этого бояться.

Уже к концу этого года должны быть приняты законы, устанавливающие границы каждого муниципального образования и наделяющие их соответствующим статусом. А до этого нам предстоит рассчитать транспортную доступность социальных и административных объектов для населения, учесть его численность и ранжировать в соответствии с полученными показателями все населенные пункты.

Параллельно следовало бы обсудить экономические перспективы территорий, подумать о том, какие инфраструктуры и где развивать, какую демографическую политику проводить, как распределять инвестиции по территориям и так далее. Результатом всего этого должна стать новая пространственно-территориальная организация края, отвечающее реалиям сегодняшнего дня и потребностям его развития на будущее.

Объём этой работы огромен. А ведь она по существу ещё не начиналась. Поэтому есть все основания считать, что предстоящая реформа местного самоуправления у нас в крае может быть проведена формально, практически ничего не меняя. В этом есть определенная чиновничья логика: отчитаться перед Федерацией, что все прошло тихо, мирно и без особых затрат.

Но обманем мы сами себя. Такой подход закрывает для нас возможность управления региональным развитием. Вернуться к этому еще раз в ближайшие годы не удастся. Менять границы и статусы сразу же после их утверждения никто решится. И вместо открытия пространства для будущего мы можем законсервировать неудавшееся прошлое.
У нас еще есть время, но оно стремительно уходит.

Значительная нормотворческая работа потребуется не только на краевом, но и на местном уровне. Понятно, что депутатам муниципальных образований в одиночку трудно создать новую правовую базу в сфере финансово-бюджетных, экономических, административных отношений. Поэтому, может быть, имеет смысл вернуться к существовавшей еще в советские времена практике принятия так называемых «модельных» нормативных актов, усилить методическую помощь территориям со стороны краевой власти. Но не для того, чтобы в очередной раз здесь наверху все зарегулировать. А для того, чтобы разбудить на местах активность и инициативу людей как необходимую составляющую успешной реализации наших общих намерений и планов.

Уважаемые делегаты и гости Съезда!

В этом году мы отметим 70-летний юбилей со дня образования Красноярского края. На енисейский берегах живет особый народ — народ талантливый, работящий, с обостренным чувством собственного достоинства. Это люди с прямой спиной, внимательными глазами, но с какого-то времени — недоверчивым выражением лица. И вот это, последнее, мы должны изменить, вернуть веру в обещания и планы власти, вернуть веру в свое достойное будущее.
Завершая свой доклад, хочу привести вам один факт, может быть, он известен тем, кто интересуется историей права и парламентаризма.

После того как свершилась Великая французская революция, перед ее вождями встала просветительская и формирующая задача — объяснить людям смысл и принципы новых общественных отношений. И они решали эту задачу разными способами, в том числе и таким доступным для своего времени способом: внедрили важнейшие для нового государства понятия в обычную народную игру — изменили облик игральных карт. Вместо «валета» была напечатана карта «Равенство», «дама» стала «Свободой», «короля» заменил «Гений». На смену «тузу» пришло то, что, по мнению просветителей и революционеров, должно стать выше всего прочего. Это «Закон».

Отчасти курьезный, но поучительный исторический факт!

Я напомнил о нем для того, чтобы еще раз подчеркнуть важность и преемственность принципиального подхода, которым мы все должны руководствоваться. Утверждая перспективы работы на столь широком публичном форуме, а тем более, намереваясь придать им силу Закона, мы должны поднимать эти решения на приличествующую общественную высоту. И значение этих решений должно стать понятным для каждого человека.

Спасибо!