На главную | III съезд

III съезд депутатов Красноярского края (30 марта 2004 года)

С. А. Шмаков — председатель Норильского городского Совета

30 марта 2004 года


Уважаемый Губернатор! Уважаемый председатель Законодательного Собрания! Коллеги!

Я приветствую вас, как представитель двухсот двадцати шести тысяч жителей города Норильска, — города, который имеет огромное значение не только для экономики края, но и всей России. Думаю, не ошибусь, если скажу, что все мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать наши достижения, но и поговорить о проблемах, которые мешают нашему поступательному движению.

Не секрет, что большая часть сидящих в зале знает Норильск только понаслышке, так как он очень удалён, или по урокам школьной географии.

Поэтому позволю себе напомнить несколько цифр, в каких условиях живут норильчане. Итак:

1. Норильск входит в пятерку самых северных городов мира и расположен на триста километров севернее полярного круга.
2. В единое муниципальное образование «город Норильск» входят города Норильск, Кайеркан, Талнах, поселок Снежногорск.
3. 9 месяцев в году зима, среднегодовая температура воздуха -14 градусов.
4. -58° — это рекорд абсолютной температуры.

Экологическая обстановка в Норильске, несмотря на то, что «Норильский никель» занимается этой проблемой очень серьезно, далека от благополучной. Если в Красноярске на одного жителя выпадает около 200 кг вредных веществ, то на голову норнильчанина — восемь с половиной тысяч. Норильчане болеют в 1,5 — 2 раза чаще, чем жители края.

Себестоимость содержания 1 кв. м. жилья в месяц обходится в 66 руб., что в 2, 5 раза больше, чем в среднем по краю.

Доля платежей населения за жилищно-коммунальные услуги с 1 мая 2004 года установлена на уровне 90 процентов от себестоимости. Теперь за однокомнатную «хрущевку» люди будут платить в среднем больше 2 тысяч рублей в месяц.

В Норильске проживает 31 тысяча пенсионеров, средняя пенсия 3 тысячи рублей. Зарплата начинающего учителя с учетом районного коэффициента и северных надбавок 3 тысячи 590 рублей.

Бюджет прожиточного минимума 4 546 рублей, что в два раза выше, чем в среднем по краю. Булка хлеба стоит от 18 до 20 рублей, литр молока 30 рубля, килограмм мяса 170 рублей, билет до Красноярска — около 5 тысяч, до Москвы около 9. Я не жалуюсь, я просто говорю о том, в каких условиях живут норильчане. Я выступаю здесь не только от имени норильчан, но, думаю, и от всех северян в целом, так как проблемы у нас общие.

На примере своего города расскажу о роли Заполярья в жизни края, и обозначу проблемы, которые мешают социально-экономическому развитию.

Наш город прочно ассоциируется с горно-металлургической компанией «Норильский никель», которая отдаёт львиную долю в казну как города, так и края. В город — 80 процентов, в край — 70 процентов.

Объем производства комбината составляет 2 процента от ВВП страны. Но в этих громких словах кроется и серьезная проблема — практически абсолютная зависимость бюджета города и всего края от налоговых поступлений одного предприятия. Это прочно привязывает доходную часть нашей казны к конъюнктуре мировых цен на цветные металлы.

Не надо истолковывать мои слова, как: вот северяне приехали, опять машут флагом своей значимости и попутно просят. Мы предлагаем подвести законодательную базу под наши особые условия. Чтобы северяне не выступали в роли просителей, доказывая каждый год, что нельзя северную жизнь мерить «материковскими» мерками, а имели уверенность в завтрашнем дне, могли планировать свое развитие на перспективу.

Первый шаг к этому уже сделан. Закон «О межбюджетных отношениях…» определил схему расщепления налоговых поступлений между краем и Норильском — 60 на 40. Кроме того, для Норильска установлены твердые нормативы распределения экологических платежей. Мы стали участвовать, хотя пока очень робко, в целевых программах края, но думаю, что со временем эту проблему мы решим.

Но для полного устранения политических нюансов при распределении финансовых потоков, необходимо разработать Закон «Об особом статусе Норильска», который бы основывался на объективных оценках и расчетах. Эта идея, во многом перекликается с законом «О районировании», который сейчас разрабатывается в Правительстве. Закон «Об особом статусе» должен значительно упростить взаимодействие органов государственной власти края и местного самоуправления Норильска в интересах северян и всех жителей края. Думаю, наш город мог бы взять на себя функцию локомотива в этом вопросе, чтобы на примере Норильска северные территории могли строить свои отношения с центром.

Итак, в чем же заключается концепция особого статуса?

В середине 90-х годов, когда на Норильском комбинате стала резко расти заработная плата, торговля сразу переориентировалась на доходы работников комбината, это привело к росту цен на товары и услуги. Уровень жизни бюджетников резко пошел вниз, потому что федеральные стандарты, в том числе и по зарплате, безнадежно устарели. На территории стал назревать социальный кризис.

Чтобы не допустить взрыва, была разработана система компенсационных выплат из местной казны, так называемые «кавэшки». Для некоторых категорий бюджетников «кавэшки» составляли две трети от получаемых доходов. Сегодня эта схема начинает «пробуксовывать». Имея полулегальный статус, эти выплаты не могут влиять на размер накопительной и страховой пенсии и в полной мере отражать текущие расходы бюджета единого муниципального образования. Чтобы в полной мере легализовать ситуацию, необходимо в рамках краевого законодательства разработать для Норильска социальные стандарты, отвечающие сложившимся условиям.

Приведу пример. В 1967 году были установлены «полярки» и северный коэффициент. Если взять заработную плату по первому разряду единой тарифной сетки, то человек будет получать 1 560 рублей, повторяю, что бюджет прожиточного минимума 4 546 рублей.

Особые социальные стандарты должны базироваться на объективных критериях, учитывающих как возможности и интересы края, так и особенности проживания в Норильске, чтобы мы совершенно законно могли доплачивать нашим жителям, то, что платим уже сейчас. Это касается не только оплаты труда, но и нормативов на функционирование городского хозяйства, систем жизнеобеспечения, образования, здравоохранения. Потому что построить дорогу, дом, проложить трубопровод в Норильске в два-три раза дороже, чем в Красноярске.

Следующая проблема: федеральные нормы не отвечают северным потребностям в высококвалифицированных специалистах. Сколько врачей, учителей, милиционеров, необходимо на определенную численность населения? Например, в Норильске ярко выражены миграционные процессы, а соответствующей службы нет. Поэтому весь поток иностранцев вынуждена принимать на себя паспортно-визовая служба. Чтобы получить вид на жительство или оформить гражданство, люди стоят в очередях сутками, и местная власть не в силах разрешить ситуацию, поскольку штаты управления внутренних дел не наша компетенция, также как и введение миграционной службы.
Похожая ситуация с врачами, потому что в северных условиях люди чаще болеют; с правоохранительными органами, потому что при сорока градусах, соблюдая федеральный норматив, можно заморозить милиционера.

С учетом всей нашей специфики: природно-климатических, медико-биологических, экологических условий, транспортной удаленности, должен сформироваться коэффициент к краевым стандартам, который бы реально отражал северные потребности.

Отстаивая свое право на такой закон, мы не хотим лишний раз подчеркнуть свою уникальность. Норильск — это только часть северных территорий края, которые благодаря мощному потенциалу природных богатств, можно назвать стратегическим оружием Красноярского края. И будет справедливо, если северяне станут строить свои отношения с субъектом не по типу: «Дай миллиончик», а основываясь на законе. Думаю, в лице северных делегатов я найду понимание и поддержку. Встав на твердые ноги закона, северяне могли бы наладить более тесные контакты с производителями юга края, и тем самым помочь им в решение проблем.

Я уверен, поддержать нас сейчас — это помочь себе в будущем.

С некоторых пор у нас появилась еще одна причина для волнения — реформа местного самоуправления. 8 октября 2003 года вступил в силу новый Федеральный закон. Для некоторых поселений закон не несет ничего нового, но для единого муниципального образования «город Норильск» он сравним с революционным переворотом. Это толчок к дисбалансу отношений внутри территории, резонанс которого обязательно скажется на социально-экономической стабильности края в целом.

Согласно этого Закона, местное самоуправление должно осуществляться только в тех формах, которые указаны в статье 2- городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ либо внутригородская территория. Единое муниципальное образование «город Норильск» не соответствует ни одной из указанных в законе форм территориальной организации, а значит, подлежит реорганизации и реформированию.

В настоящее время Европейская хартия местного самоуправления, которую, кстати, подписала и Россия, не ограничивает количество моделей территориальной организации. Ведь все населенные пункты имеют свои особенности, и для эффективной системы управления, нужно, чтобы «костюмчик» был по «фигуре». Можно смело говорить, что единое муниципальное образование «город Норильск» не имеет аналогов в России. Форма единого муниципального образования самая подходящая для нашего хозяйственного уклада.

Территория норильского промышленного района создавалась и обустраивалась под гигант советской металлургии — никелевый комбинат. Поэтому города в точности отражают производственную схему: Норильск — это металлургические заводы, Талнах — рудная база, Кайеркан — угольный разрез, поселок Снежногорск — энергетика. Треть населения, несмотря на проживание в разных населенных пунктах, работает на одном предприятии, а города до сих пор общепризнанно имели статус спутников комбината. Теперь нам говорят, что работать по-прежнему будем вместе, а жить по отдельности.

Ни один из городов Большого Норильска никогда не жил в полной автономии. За 50-летнию историю у нас создана единая система образования, здравоохранения, охраны общественного порядка, общие аварийно-спасательные службы и жилищно-коммунальное хозяйство.

Что произойдет, если мы будем делить нашу обжитую «коммунальную квартиру»?

Во-первых, не секрет, что иногда двоим бывает трудно понять друг друга и договорится, не говоря уже о нескольких муниципальных субъектах. Приведу простой пример, между Талнахом и Норильском лопнула труба, пока мы будем разбираться, на чьей земле авария, просто-напросто замёрзнет город горняков Талнах. Пока главы будут выяснять, откуда взять день и чьими ресурсами устранить, люди могут замёрзнуть.

На мой взгляд, любые центробежные шаги, как бы тщательно они не просчитывались, в результате приведут к тому, что один из городов будет «богатым братом», остальные станут, попросту говоря, «приживалками». А это уже основа для социального взрыва. Как объяснить людям, что, работая в одних условиях, дыша одним воздухом, одни будут жить в достатке, а другие бедно? И что причиной этому прилежное исполнение законодательства?
Во-вторых, «Норильский никель» пополняет казну как целостный хозяйствующий субъект. Кем и как в случае «развода» будет делиться бюджетный пирог? Ясный и справедливый ответ найти трудно, но нет лучшего способа получить раздор на территории.

В-третьих, это грозит не только дисбалансом внутренних взаимосвязей, но и внешних. Сегодня у нас четкие межбюджетные отношения с краем, на выстраивание которых ушли годы. В случае образования отдельных городов, все скатывается к нулю, и субъект вынужден будет иметь дело не с одним большим партнером, а со множеством мелких.

Я абсолютно уверен: социально-экономическая стабильность Норильска — это основа экономической стабильности края.

Вопросов масса — ответ один: в условиях крайнего Севера, когда природа постоянно бросает вызов человеку, нельзя раздробляться на малые города. При возникновении чрезвычайной ситуации необходимы быстрые и слаженные действия, которые возможны только при концентрации власти в едином центре. Иначе наши проблемы в силах будет решить только Министра по чрезвычайным ситуациям.

В сохранении целостности территории норильского промышленного района я надеюсь на содействие Губернатора, Совета администрации, депутатов Законодательного Собрания и, конечно, же рассчитываю на поддержку Съезда, к мнению которого не может не прислушаться Федерация.

Можно много говорить о вставшей перед Большим Норильском проблеме, но я думаю, что мы это подробно обсудим на секции. Однако, уважаемые коллеги, я прошу вас помочь норильчанам и поддержать наше обращение к Президенту и Правительству, чтобы талнашцы, кайерканцы и норильчане и дальше жили вместе.

Без решения проблем настоящего, не возможен путь в будущее. Мы собрались сегодня, чтобы спланировать будущее своего края. Дорога всегда кажется легче, если ты уверен в поддержке товарищей и коллег.

Могу сказать, что рабочие визиты депутатов Законодательного Собрания края в Норильск служат примером конструктивных взаимоотношений властей различного уровня. Норильск готов к деловому сотрудничеству с городами и районами края.

Сегодняшний Съезд прекрасная возможность построить конструктивный диалог между представительными органами власти. Я думаю, это нам удастся.

Спасибо!