На главную | III съезд

III съезд депутатов Красноярского края (30 марта 2004 года)

Ю. Н. Тарасов — председатель федерации профсоюзов Красноярского края

31 марта 2004 года


Уважаемый Александр Викторович, Василий Юрьевич! Уважаемые делегаты съезда!

В рамках предоставленного регламента я остановлюсь на трёх проблемах, попытаюсь аргументировать те решения, которые я буду предлагать для того, чтобы улучшить положение дел в этих вопросах.

1. Я думаю, что сегодня «красной нитью» через все выступления, через предложения по реализации социально-экономических программ проходят решения по вопросам повышения жизненного уровня населения края.

Жизненный уровень — это понятие ёмкое, это позволяет человеку трудиться, через труд реализовывать свои материальные, духовные, социальные потребности. Этот уровень жизни позволяет нам оценить положение дел сегодня, сравнить с прошлым и решить, что же делать в будущем.

В связи с этим скажу, что то, что было в прошлом, мы значительно растеряли: возросла безработица, сократились реально располагаемые денежные доходы, возросла заболеваемость, сократилась продолжительность жизни. И ещё много сегодня показателей, которые действительно характеризуют, что мы сдали позиции, и в целом по качеству жизни мы с 20 места опустились до 73, пропустив вперёд себя Панаму, Доминиканскую республику и Фиджи.

Что делать в будущем для того, чтобы повысить реально жизненный уровень жителей края? Нам необходимо, конечно, повышать доходы населения.

По существующей статистике доходы складываются, в частности из роста доходов по собственности. К сожалению, за последние 10 лет после введения в этом вопросе статистики, доходы от собственности не увеличиваются.

Доходы от предпринимательской деятельности не увеличиваются, социальные трансферты, выплачиваемые государством предприятиям из прибылей, сокращаются.

То есть единственный реальный доход, который сегодня возможно применить для повышения жизненного уровня — это реальная заработная плата. Красноярский край по объёмам, абсолютным цифрам, конечно, занимает ведущее место в Сибирском федеральном округе. Но если отбросить Север и оценить положение дел по центральным, южным районам, то, к сожалению, у нас картина следующая:
— при средней заработной плате по народному хозяйству около 9 тысяч рублей, по городам и районам края — начиная от 3 до 7 тысяч рублей;
— при средней заработной плате в промышленности 15 тысяч, у нас заработная плата в промышленности составляет от 3 до 8 тысяч по нашим городам.

И это соответствует тому уровню оплаты труда, который находится в городах Сибирского федерального округа. Здесь мы не лучше и не хуже. Так вот для того, чтобы всё же почувствовать реальное увеличение заработной платы и повлиять реально на жизненный уровень населения, надо принять три закона.

Первый закон — о введении минимальной заработной платы на территории Красноярского края.

У нас по трёхстороннему соглашению заложено, что 70 процентов от прожиточного минимума должна быть минимальная заработная плата. К сожалению, этот механизм не работает, и у нас, к сожалению, не принят закон о социальном партнёрстве, да и многие руководители предприятий, к сожалению, говорят: «А это нас не касается».

Так вот я бы поддержал Ваше мнение, Александр Викторович, что на территории края должна действовать сила закона, а не сила желания: хочу введу минимальную зарплату повышенную, хочу сделаю так, как есть, как государство провозгласило, 600 рублей. Во многих субъектах Российской Федерации уже сегодня принимаются законы о введении минимальной заработной платы.

Вот, к примеру, металлурги ввели социальный стандарт оплаты труда, а он в 5 раз выше, чем прожиточный минимум! И вначале предприятия металлургии не присоединялись к этому сообществу, но прошло 2 года, и сегодня большинство предприятий металлургии присоединились и выполняют этот социальный стандарт.

Второй закон, который должен быть принят на территории Красноярского края — это закон о регулировании оплаты труда. 10 процентов сегодня в Российской Федерации получают доходы, составляющие 70 процентов от доходов всех россиян, а 90 процентов жителей России получают 30 процентов от всех доходов россиян!

У нас высокая разница между зарплатой менеджмента и средней по предприятию, у нас высокая разница между получаемой оплатой труда в бюджетной сфере и в промышленности!

Сегодня, к примеру, в бюджетной сфере зарплата составляет от 40 до 50 процентов зарплаты в промышленности, в то время как, я хотел бы напомнить, что в сталинские времена, в 40-е годы оплата труда бюджетников соответствовала 97 процентам от средней в промышленности, в «застойные времена», которые мы критикуем, 75 процентов; сегодня — 45!

Следовательно, ждать, что кто-то сам станет отдавать свои доходы, не стоит, нужно государственное регулирование системы оплаты труда. Все сегодня об этом говорят.

Вот я могу процитировать выступление представителя товаропроизводителей России, это — директор Координационного совета товаропроизводителей Российской Федерации. Он, выступая на последних Парламентских слушаниях, сказал: «Если говорить о законодательстве об оплате труда, то практически никакого законодательства в этой сфере нет, кроме „говорильни“!».

Вот прошло за четыре года 6 Парламентских слушаний, на всех слушаниях говорят о вопросе регулирования оплаты труда, но «кроме слова — дела нет»! И вносят предложение товаропроизводители: «Давайте поручим Правительству, Союзу товаропроизводителей, профсоюзам в течение полугода разработать и принять закон». Почему мы не можем сделать такое в Красноярском крае: принять закон, который бы это определял?!

Вот чиновник сегодня получает заработную плату (пусть не обижаются на меня) в 123 процента к средней заработной плате по краю! А вот в Тамбовской области приняли решение чиновнику повысить зарплату тогда, когда повысится средняя по территории области, и так далее. Или бюджетник должен повышать зарплату в такую-то сумму и приближать её к средней в промышленности.

Третий момент, по которому закон должен быть принят на территории края, это закон о минимальных социальных стандартах.

Вот мы говорим, что край у нас «продвинутый» в здравоохранении. Но как можно быть «продвинутым», если по оценке Всемирной организации здравоохранения Россия по организации здравоохранения занимает 120 место в мире! Ну ладно, мы «продвинутые» — будем занимать сотое место, и всё! То есть всё это немножко идёт от лукавого!

Нужен минимальный социальный стандарт, который должен быть в образовании, в здравоохранении, в культуре, в социальной поддержке неработающего населения, в поддержке детства — исходя из этого, формировались бы бюджеты краевые, городские, районные, и тогда мы бы твёрдо сказали: «Да мы, к сожалению, сегодня не выполняем минимальный социальный стандарт, но идём к тому, чтобы выполнить!».
Т
огда при формировании бюджет у нас не будет зависеть от того, что начальник считает это приоритетом за счёт населения, перебрасывает туда, куда считает нужным, деньги, или определяет, что всё это важно, кроме вот этого.

Вторая проблема, которая сегодня важна особенно для Красноярского края — это система занятости населения. Мы (край) занимаем одно из ведущих мест, так сказать, сзади в Сибирском федеральном округе по уровню безработицы. А если к этому добавить, что 30 процентов населения у нас сегодня занято, так скажем, неформальной занятостью — в торговле на рынках, в ларьках, в репетиторстве, в ремонтных мастерских и так далее — то уровень безработицы очень высок. И вот здесь я бы предложил, как один из инструментов в реализации, что многое нам сегодня даст, с этой точки зрения, реструктуризацию естественных монополий или реструктуризацию финансово-промышленных групп предприятий. Практика других регионов показывает, что это можно позволить сделать.

Александр Викторович, вот вы вчера выступали и хорошо сказали, что власть заключает соглашения с финансово-промышленными группами, но хорошо бы, чтобы в этих соглашениях были не только налоги, но и определялась жизнь человека на территории региона, в том числе в Красноярском крае.

Вот в Кузбассе есть такой крупнейший в Европе и в России холдинг «Евразхолдинг», который действительно занимается реструктуризацией своих предприятий, имея (а сейчас очень много бизнес говорит о социальной ответственности бизнеса перед населением, т. е. они сейчас как бы чувствуют) всё, они создали социальные советы. В эти социальные советы включаются представители всех структур власти: законодательной, профсоюзов и так далее, и все вопросы решаются бизнесом на этой территории совместно! И на такой территории бизнес осуществляет свою деятельность!

Если бы у нас было подобное, тогда, я думаю, у нас проблема с безработицей была бы не так остра. Но, к сожалению, у нас иное. Сейчас, судя по разговору с Шандуровым, СУЭК начинает выводить объёмы добычи угля из Назарово в Дубинино, потому что там он дешевле. А то, что люди останутся без работы, видимо, СУЭК это меньше всего интересует!

И третья проблема, на которой я хотел бы так же коротко остановиться, следующая.
Уважаемые коллеги, здесь присутствует вся власть: краевая, законодательная, исполнительная, от уровня края до района и посёлка, поэтому я хочу, чтобы вы все знали: для того чтобы нам в комплексе решить все эти проблемы, Трудовой кодекс определил: всё сейчас решать нужно (во многом это лучше) через коллективно-трудовые переговорные процессы.

Давайте создадим систему в том, чтобы, например: принимается бюджет краевой на 2005 год — при этом надо принять краевое трёхстороннее соглашение и заложить уже всё, по чему прошли договорные процессы, в новый бюджет. Принимается бюджет города или района — давайте примем соглашение на уровне города и района, и доведём до конца, чтобы на каждом предприятии все эти вопросы регулировались.

Если мы создадим в крае единый переговорный процесс и попытаемся влиять на положение дел на предприятиях, то та социально-экономическая программа, которая провозглашена Губернатором или Александром Викторовичем, будет реализовываться успешно.

Спасибо вам.