На главную | I съезд

I съезд депутатов Красноярского края (30 октября 1998 года)

Клешко А. М. — депутат Красноярского городского Совета

30 октября 1998 года


Уважаемые коллеги, передо мной выступило уже несколько человек, и я считаю, что все мы сейчас представляем собой своеобразный коллективный депутатский разум края — спорим, ошибаемся, предлагаем. Это доказывает, что идея организаторов съезда насущно необходима. Депутаты разных уровней должны общаться, должны слышать друг друга, чтобы более эффективно решать проблемы своих районов, городов, а значит, и всего края.

Теперь — о наболевшем. Бюджет — это призма, сквозь которую можно увидеть реальные взаимоотношения краевой власти и местного самоуправления, оценить приоритеты тех или иных руководителей, их способность эффективно руководить. Но теперь бюджет из правового, политического и организационного стал вопросом жизненным. Вопросом выживания. И вы знаете почему. Впервые за последние годы на краевом уровне готовится бездефицитный бюджет. Что это означает для нас, местного самоуправления? Мы выбираем между плохим и очень плохим. Я начну с плохого. По опыту Красноярска: мы и так уже сократили свои расходы, наших средств хватает только на поддержание систем городского жизнеобеспечения, о развитии даже не заикаемся. И потому бездефицитный бюджет края обернется для территорий двойным ростом дефицита.

Или мы должны выбрать второй, очень плохой вариант. Проект бюджета края, разработанный в недрах краевой администрации, предполагает сокращение доли федеральных налогов, остающихся на местах. Для Красноярска это означает уменьшение бюджета города на четверть. Значит, мы должны топить дома на четверть, на четверть меньше лечить, на четверть меньше учить. Это не ораторский прием, это логика бездефицитного бюджета. Сейчас экономисты краевой администрации доказывают, что бездефицитный бюджет — панацея от всех бед, универсальное лекарство для лечения больного края. Но боюсь, как бы в таблетке оказался не аспирин, а цианистый калий.
Что делать? Мы должны всё это объяснить краевым властям, надеясь на взаимопонимание и веря в то, что мы все заинтересованы в лучшем будущем для своих земляков. В диалоге с краевой администрацией нам должны помочь наши коллеги — депутаты Законодательного Собрания края. Есть конкретное предложение. Пока предлагается централизовать 60 процентов всех бюджетных средств края. Нам кажется, что максимум средств нужно передать напрямую на места — в города и районы. Мы работаем непосредственно с населением, мы решаем проблемы жителей края, так дайте нам ресурс, не оставляйте его в руках группки чиновников администрации края.

Мне вообще кажется, что в этой кризисной ситуации до внесения проекта бюджета в Законодательное Собрание края его необходимо обсудить с депутатами представительных органов местного самоуправления, с теми, кому предстоит утверждать бюджеты муниципальных образований. Инициатива созыва бюджетного совещания должна исходить от Губернатора и председателя Законодательного Собрания края.

А пока мы принимаем собственные меры. Во вторник на сессии, депутаты горсовета единогласно проголосовали за то, чтобы фактически запретить администрации города подписывать протокол разногласий с краевой администрацией, если нормативы отчислений будут меньше, чем в 1998 году. Мы обязаны защищать свое население, ведь мы и так уже довели долю собственных источников в консолидированном бюджете до 25 процентов. Это и местные налоги, и доходы от использования собственности города… Понятно, что если так стонут города-доноры, то что делать другим территориям? Да и нам пора задуматься, может, стоит объявить донорским в Красноярске один Советский район с его КрАЗом, а остальные районы города объявить сельскими. И потребовать дотации как для районов Крайнего Севера, потому что все знают — капусту сквозь асфальт выращивать очень трудно. Это, конечно, шутка. Но она лишь демонстрирует уровень абсурдности мышления некоторых чиновников краевой администрации.

Еще о чиновниках. Решения, что выходят зачастую из-под их пера, подрывают доверие населения к власти вообще. На федеральном уровне мы видим это так часто, что, похоже, и в крае появились достойные ученики. Это и 567-е антиалкогольное постановление, и ограничение торговых надбавок, и попытки ограничить рентабельность красноярских предприятий, производящих в это непростое время реконструкцию своих производств. Мы готовы к участию в общественной экспертизе таких решений на стадии их подготовки. Уверяю вас, депутаты городских и районных Советов уже научились прогнозировать социальные последствия принимаемых решений. Да и как не научишься — депутат ведь не отгородится от избирателей приемными и должностными инструкциями. Мало ли что в названии нашем исчезло слово «народный» — по сути-то мы остались именно такими.

И еще одна проблема. Необходимо установить баланс между исполнительными и представительными органами на уровне местного самоуправления. В Красноярске это сделано — надо отдать должное главе нашего города Петру Ивановичу Пимашкову, который не торопится делать вывод о ненужности городского Совета и чиновников своих приучает работать с представительным органом власти. Нелегко это дается, но все же Красноярский городской Совет обладает и реальными правами, наделен необходимой компетенцией. К сожалению, это, скорее, исключение из правил.

Во многих территориях края Уставы были приняты до формирования представительных органов и во многом отражают позицию мэров, глав муниципальных образований. Очевиден перекос, который, на мой взгляд, необходимо устранить. Инициаторами здесь должны быть краевые законодатели и Губернатор. Воссоздать местное самоуправление — это главная наша задача. Мы, к сожалению, пока не есть собственно местное самоуправление, если понимать конституционное право населения самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения не просто как право, но и как реальную возможность. Пока существующие органы местного самоуправления — это «калька» государственного управления с присущими ему неповоротливостью, чиновничьим всевластием, «страшнодалекостью» от народа.

Местное самоуправление копирует органы государственной власти в формах и методах управления, в организационной своей структуре, даже копирует принимаемые органами государственной власти решения. И в этом смысле нам предстоит тяжелая эволюция. Нашим чиновникам нужно понять, что они только «сервисный центр» для населения. Что не они управляют народом, а жители управляют ими посредством избранных депутатов и главы муниципального образования.

Наша сила — в развитии гражданских инициатив, пробуждении общественной активности. В этом смысле наша опора — все активные граждане края. Те, кто не боится взять на себя ответственность. Это и конкретные граждане, и общественные организации, и товарищества собственников жилья, профсоюзы, — все те, кого можно объединить одним словом — местные сообщества. Они и основа местного самоуправления, и ресурс его. В конечном счете, местное самоуправление — это основа государства. Это капиллярная система, по которой проходят импульсы от населения к власти и действия от власти — к населению.

Есть замечательная сцена в постперестроечном боевике с символичным названием «Воры в законе». Там адвокат одного мафиози после судебного разбирательства говорит своему хозяину о судьях: «Как классно я их «сделал»!. А мафиози отвечает адвокату: «Ты „сделал“ их сегодня потому, что я „сделал“ их вчера». Так и с местным самоуправлением. Устанавливая правовой базис местного самоуправления, российские и краевые законодатели, краевая исполнительная власть постарались сделать все, чтобы местное самоуправление было «ручным», уложили его в прокрустово ложе — «от сих до сих».

Проявляется это даже в мелочах. Вот сейчас, например. Законодательное Собрание края рассматривает законопроект о Реестре муниципальных служащих. Читаем проект — в перечень муниципальных должностей для города Красноярска попали отдельно выделенные чиновники районных администраций. И это при том, что и федеральное, и краевое законодательство вопросы структуры муниципального образования отдали в компетенцию органов местного самоуправления. Иными словами, нам решать — быть или не быть районам в городе. А если быть — то в каком качестве и с каким статусом. Для краевой власти есть только город Красноярск, а уж как мы устроены — это наше дело. Сейчас и краевая администрация уже пытается напрямую работать с районами города. Это прямое посягательство на суверенность муниципального образования. Есть избранные населением глава города и городской Совет — с ними и работайте.

Проводимый сегодня съезд — это надежда на выздоровление. Свидетельство того, что государственная власть края готова признать местное самоуправление равноправным партнером. В своем выступлении я уже внес ряд конкретных предложений, которые, думаю, могут войти в итоговый документ съезда.

Теперь ряд предложений по дальнейшему сотрудничеству. Во-первых, мы готовы принимать всех вас, дорогие коллеги, в Красноярском городском Совете. Готовы делиться своим опытом и своими наработками. Но эта работа должна продолжаться и в рамках съезда. Мне кажется, помимо Координационного совета необходимо создать ряд постоянно действующих секций или «круглых столов» по проблемам местного самоуправления, по конкретным направлениям депутатской работы.

Необходимо, чтобы краевые государственные средства массовой информации больше внимания уделяли практике местного самоуправления. И, наконец, мы предлагаем Законодательному Собранию края открыть страницу нашего съезда в Интернете. Там можно было бы размещать материалы по обмену опытом работы представительных органов местного самоуправления, документы и проекты правовых актов. Последнее особенно важно, поскольку и на уровне местного самоуправления края необходимо стремиться к единому правовому пространству.

Уважаемые коллеги! Завершить выступление хочу еще одной кино-цитатой. На мой взгляд, она имеет прямое отношение к тому, какой выбор должно сделать общество на очередном вираже реформ. Героиня фильма «Курочка-Ряба» Андрона Кончаловского, Ася Клячина, так изложила свое понимание демократии: «Где страха нет, там и порядка нет. А какая же демократия без порядка?». Мне кажется, что эффективность местного самоуправления в том, что именно оно позволяет сохранить порядок, социальную стабильность и демократию — без страха.