На главную | I съезд

I съезд депутатов Красноярского края (30 октября 1998 года)

Миков П. Г. — депутат Законодательного Собрания Красноярского края

30 октября 1998 года


Уважаемые делегаты съезда, я начну с того, что, разогнав в 1993 году Советы и тогда же навязав нам новую Конституцию, наши правители умышленно разорвали вертикаль представительной власти, тем самым, добились, что потеряна прямая и обратная связь.

Жесткая вертикаль и централизация были, наверное, не лучшим вариантом, но, как показала жизнь, «самостийность» — тоже нехорошо. Проблему решать надо где-то посредине, что потребует внесения изменений как в краевое, так и в федеральное законодательство и даже в Конституцию Российской Федерации.
В настоящее время практически утеряно государственное управление всеми социально-экономическими процессами. Экономика разрушена, почти все социальные гарантии утрачены, финансовая система вконец развалена, а банковская — рухнула. Молодежь растлевается, народ вымирает. Вот результат реформ!

В таких сложных условиях осуществляется становление местного самоуправления в нашем крае, которое по Конституции Российской Федерации не входит в систему органов государственной власти. Не наделив органы местного самоуправления полномочиями органов государственной власти, на них возложили все проблемы обеспечения жизнедеятельности муниципального образования.

Практически не располагая никакими экономическими рычагами, в том числе необходимыми финансовыми ресурсами, местное самоуправление призвано решать все вопросы социально-экономического развития территорий. Но как решать, если до сих пор нет закона о государственном регулировании социально-экономического развития страны?
Местное самоуправление муниципальных образований изначально поставлено в сложнейшие условия и решать в полном объеме поставленные перед ними задачи оно не может, так как социально-экономическое развитие территорий в большой мере зависит от развития на ней производства.

А вот производством-то как раз никто заниматься не хочет! В том числе и органы местного самоуправления: и исполнительные, и представительные. Все сидят и ищут консенсус при дележе бюджета. А консенсус этот, как тот журавль в небе, всё недоступнее и недоступнее!

Это видно и по краевому бюджету. Я второй созыв являюсь депутатом Законодательного Собрания и наблюдаю это начиная с 1994 года.

Если, скажем, в 1994 году бюджет был принят относительно нормально и устраивал, скажем, все направления бюджетной политики в крае, то в 1995 — хуже, в 1996 — хуже, в 1997 и 1998 — не выдерживает никакой критики. А почему? Потому что нет доходов! Нет доходов, нет налогооблагаемой базы!

И ещё одна тенденция — все пытаются выпросить как можно больше из фонда поддержки территорий, а он, как хорошо сказал в докладе Александр Викторович, «тощий» или вообще «дырявый»!

Пока мы не будем заниматься производством и экономикой на местах и в центре, я говорю, прежде всего, о подъеме сельскохозяйственного производства, в конце концов, через 2-3 года делить будет вообще нечего! Нет производства — нет налогооблагаемой базы.

Кстати, одно рабочее место в сельскохозяйственном производстве даёт 8 рабочих мест в городе!

Говоря об этом и о роли депутатов всех уровней, от сельских Советов до Государственной Думы, в стабилизации и улучшении условий жизни нашего народа, нельзя обойти молчанием состояние агропромышленного комплекса края, крупнейшего сектора экономики, производящего около 70 процентов потребительских товаров для населения.
Сельское хозяйство не только отрасль, производящая «кусок хлеба» для всех членов общества, но и образ жизни 26 процентов населения края!

Как живут сельчане, эти 26 процентов?

До начала проведения аграрной реформы, то есть до 1 января 1992 года, Красноярский край располагал развитым агропромышленным комплексом. По объему производства валовой продукции он занимал 6 место из 27 краев и областей Уральского, Сибирского и Дальневосточного регионов. Край располагал более 5 млн. гектаров сельскохозяйственных угодий, из них 3,2 млн. гектаров пашни.

При среднероссийской интенсивности использования земель и всего производственного потенциала в крае производилось 3,1 млн. тонн зерна, около миллиона тонн картофеля, свыше 200 тысяч тонн овощей, 215 тысяч тонн мяса в убойном весе, 1 млн. 215 тыс. тонн молока, миллиард штук яиц, почти 3300 тонн тонкорунной шерсти высокого качества.

Почти все хозяйства были рентабельными. Сумма прибыли составляла 627 млн. тех рублей и обеспечивала рентабельность всей хозяйственной деятельности на уровне 47 процентов.

Но, к большому сожалению, всё это давно утрачено. Курс реформирования агропромышленного комплекса России привёл к обвальному спаду производства сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров, обнищанию основной массы населения страны, уничтожению производственного потенциала.

Сокращение отечественного производства привело к резкому сокращению душевого потребления основных видов продуктов питания, кроме картофеля. Питательность среднедневного рациона россиянина сократилась на 42 процента.

Россия превратилась в единственную страну в мире, в которой получен медицинский крест: рост смертности и снижение рождаемости.

На селе закрываются школы, медицинские учреждения, почти свёртывается торговля. Уже остро ощущается недостаток питьевой воды. Сельское население деградирует, растёт безработица, размер заработной платы работников, занятых в сельскохозяйственном производстве, почти в 4 раза меньше, чем зарплата у работников промышленности, хотя и у тех невелика.

Сельское хозяйство Красноярского края, находясь в условиях катастрофы, утратило в общественном секторе около 800 тысяч гектаров посевных площадей, почти на миллион тонн сократилось производство зерна, на 80 процентов — картофеля и наполовину овощей, молока и мяса. На 55 процентов сокращена численность крупного рогатого скота, в том числе коров на 48, свиней — на 71, овец — на 84 процента.

Инерция падения, набранная в агропромышленном комплексе, в 3 раза опережает падение в других отраслях и, прежде всего, потому, что сельскохозяйственное производство убыточно. Межотраслевой обмен производится по принципу продовольственной «продразверстки»: крестьянам — горюче-смазочные материалы, минеральные удобрения и другие ресурсы на кабальных условиях, втридорога, а с крестьянина — хлеб, картофель и овощи, молоко, мясо по самым минимальным ценам. При этом денег за продукцию крестьянину никто не платит.

Сейчас модно говорить, что мы входим в мировое сообщество, а я хочу вам сказать, как это выглядит у нас. Нам горючее дают в полтора раза дороже, чем по мировым ценам, а от нас продукцию получают в 6-10 раз дешевле мировых цен.

Доля крестьянина в розничной цене конечного продукта питания составляет всего 8 -15 процентов.

При такой ценовой политике никакое производство существовать не может, так как неоправданно низкие цены на продукцию не возмещают затраты на ее производство.

За 1997 год 336 хозяйств края из 400 получили убыток в размере 700 миллиардов тех рублей, и только 62 хозяйства год закончили с прибылью, на бумаге кстати, в 154 млн. рублей!

В настоящее время финансовое положение хозяйств еще более усложнилось и в связи с погодными условиями, я думаю, оно будет на порядок хуже. Вот по этой причине сельское население оказалось в нищете. Задолженность крестьян такова, что они практически целый год должны трудиться бесплатно, чтобы рассчитаться с долгами.

Одним словом, из сельского хозяйства выкачиваются финансовые ресурсы, а за счет обнищания крестьян сохраняется в стране политическая стабильность.

В такой ситуации, при которой продукция у сельскохозяйственных товаропроизводителей изымается без возврата производственных затрат, нет возможности не только улучшать социальную сферу, но и содержать ее, что порождает социальную несправедливость даже по сравнению с жителями городов.

На наш взгляд, правовая база для агропромышленного производства создана неплохая как на федеральном, так и краевом уровне. Хочу сказать, что исполнение законов позволило бы агропромышленному производству в крае развиваться относительно нормально, но, к большому сожалению, эти законы были полностью проигнорированы бывшей командой Черномырдина и администрацией Красноярского края!

Многие объекты социальной инфраструктуры села до настоящего времени находятся на балансе сельскохозяйственных предприятий и вопреки Указу Президента не передаются в муниципальную собственность. Только содержание этих объектов сельским товаропроизводителям в прошлом году обошлось более чем в 118 миллионов рублей, а компенсировано только 30.

Мы предлагаем на съезде определить позицию депутатов края в деле улучшения условий жизнеобеспечения населения, выработать предложения Губернатору края для формирования концепции новой экономической политики.

На наш взгляд, в первую очередь необходимо покончить с «продразверсткой», почти безвозмездным изъятием сельскохозяйственной продукции у товаропроизводителей, покончить с тем диким диспаритетом цен, который искусственно создан и действует по настоящее время.

Мы призываем Губернатора края Александра Ивановича Лебедя, исполнительные органы края принять меры по безусловному исполнению федеральных и краевых законов, касающихся функционирования агропромышленного производства.

Мы, депутаты всех уровней, должны содействовать восстановлению товарного производства — основы экономического благополучия населения края. Еще раз хочу подчеркнуть, что производство — это, прежде всего, налогооблагаемая база. Никакие марши учителей и другие мероприятия не заменят производства!

Проблем в крае много и, я думаю, что раз в год нам нужно проводить такие форумы, обмениваться мнениями и вырабатывать определенную политику.