На главную | IV съезд

IV съезд депутатов Красноярского края (18 апреля 2006 года)

Доклад депутата Законодательного Собрания края, Председателя Красноярского регионального Отделения АПР П. Г. Микова

19 апреля 2006 года


Уважаемые делегаты съезда!

Если состояние агропромышленного комплекса края соотнести к периоду начала так называемых реформ на селе, т. е. к 1990-1991 годам, то я утверждаю, что здесь сложился глубочайший системный кризис, в результате которого безвозвратно потеряно то, что мы имели в сельскохозяйственном производстве 15 лет назад и без принятия государством требуемых кардинальных и эффективных мер село уже не поднимется.

За истекший пятнадцатилетний период в сельскохозяйственных предприятиях и организациях коллективных форм собственности поголовье КРС и коров уменьшилось практически в три раза, свиней — почти 5 раз, заброшено и зарастает бурьяном 1 млн. га пашни из 3-х млн. га. Повсеместно неотложные финансовые затруднения хозяйства решают вынужденным забоем скота.

За этот же период по данной группе сельхозтоваропроизводителей резко снизилось производство сельхозпродуктов, в т. ч.: мяса — почти в 2,5 раза; молока — 2,7 раза; зерна — 1,7 раза. Эти цифры красноречиво говорят о том, что обеспеченность населения Красноярского края относительно медицинских норм потребления основными продуктами питания за счет их производства в аграрном секторе края за 2005 год составит: по мясу всех видов — 40 %, а молоку -51,5%. Вот и вся продовольственная безопасность нашего региона.

Совершенно не отработан механизм оформления земельных отношений при крайне высоких и не оправданных бюрократических издержках.

В этот же период систематически снижался уровень технической оснащенности хозяйств, который в истекшем году колебался по различным видам техники в интервале 54-76%%, и это при том, что до 90 % тракторного и комбайнового парка уже выработали свой ресурс. Если в 1991 году сельскохозяйственным предприятиям и организациям было поставлено 2126 тракторов, то в 2005 — только 78 / снижение в 27 раз/; зерноуборочных комбайнов 600 и 109 соответственно /5,5 р./, кормоуборочных комбайнов 249 и 6 /41,5 р./. Уровень рентабельности производства за это же время снизился более, чем на 50%. Имеющиеся в крае мощности по переработке сельскохозяйственного сырья используются в большинстве своем в лучшем случае наполовину, многие — еще меньше.

Период 1991-2005 годов сопровождался ухудшением демографической обстановки на селе и усилением социальной напряженности. Происходит необратимый процесс снижения общей численности сельского населения: если по данным переписи 1989 года оно составляло у нас 822 тыс. чел., то на 01.01.2006 года /расчетно/ 696 тыс. чел., т. е. снизилось на 126 тыс. чел. /15%/. Среднегодовая численность работников в рассматриваемой группе сельхозпредприятий уменьшилась со 127,2 тыс. чел. до 64,3 тыс. чел., практически в 2 раза, но при этом здесь образовалась 30-ти тысячная армия безработных, а уровень занятости селян в трудоспособном возрасте составляет 56%. 25% сельской молодежи нигде не работает и не учится.

Начиная с 1993 г. и по настоящее время ежегодно уменьшается естественный прирост сельского населения края на 4-6 тыс. чел., причем наиболее интенсивно- начиная с 1999 года. В рассматриваемый период рождаемость на селе сократилась в 1,5 раза, а смертность стала значительно выше, чем в городе. Если в 1991-92 годах на 1000 человек населения количество умерших на селе было на 16-20 %% больше, чем в городах края, то в 2004 г. это соотношение СОСТАВИЛО почти 1,7раза, при этом смертность трудоспособного сельского населения выше городской в 1,5 раза. Еще в 1992 году коэффициент естественной убыли сельского населения Красноярского края на 1000 чел. составлял 0.9, то в 2003 году — уже 7,3.

Показатель смертности от самоубийств на селе в 1,8 раза больше чем в городе.

К сожалению, подобного рода негативные тенденции можно было еще продолжить, но полагаю, что и сказанного уже достаточно, чтобы подтвердить, что в АПК края, в социальной жизни села сложился глубокий системный кризис, идет необратимый разрушительный процесс уничтожения сельскохозяйственного производства и села в целом, обусловленный во многом бездумной и недальновидной аграрной политикой нашего государства, бросившего российского крестьянина на произвол «дикого рынка».

В результате такой политики в России сложился громадный диспаритет цен между сельскохозяйственной и промышленной продукцией на ГСМ, машинно-тракторный парк, энергоносители. К примеру: за последние 14 лет цены выросли на топливо в 65 раз, электроэнергию — 22 раза, а пшеницу — только в 12 раз. Особенно этот ценовой беспредел характерен для последнего времени. Только за истекший год цены на ГСМ подскочили почти в 2 раза, а тарифы на электроэнергию — 3 раза при одновременном снижении закупочных цен на зерно почти на 20%. Сегодня за 1 тонну дизельного топлива крестьянину надо отдать 7 тн продовольственной пшеницы или 3 тн молока. Фактически в России мы наблюдаем особое крепостное право — циничное, изощренное, которое зиждется на этом бесконтрольном диспаритете цен.

Потери доходов хозяйств Красноярского края, обусловленные ростом цен на ГСМ и энерготарифы, составили до 1,0 млрд. руб. /это сопоставимо с денежным наполнением всей прибыли по АПК зa год/. Я бы сказал так: выделяемые государством средства — это господдержка не селян, а косвенное дотирование сверхприбылей нефтяных олигархов. У нас в крае выделяемые субсидии не доходят до крестьян, все они уходят нефтяникам на увеличение цен на ГСМ и совершенно не покрывают их рост.
Такую политику нашего правительства понять и принять просто невозможно. В стране создан т. н. Стабилизационный фонд /исчисляется в трлн. руб./ плюс профицит бюджета на 2006 год в размере 770 млн. руб. Эти средства появились благодаря хорошей конъюнктуре мировых цен на нефть и эксплуатации российских недр, принадлежащих всей нации и эти средства должны работать на российский народ, а не на американские банки. Поэтому считаю: то, что создано Богом и трудом народа, должно принадлежать всей нации.

Как известно, в совокупном доходе общества доля ренты от использования природно-ресурсного потенциала составляет до 75%. Этим объясняются небывалые доходы наших олигархо-миллиардеров, в то время как за чертой бедности прозябают не менее 70 % населения, проживающего на селе. Более половины бедных в России приходится на село. В настоящее время уровень зарплаты здесь составляет 35 % к уровню 1990 года и в три раза ниже, чем в среднем по стране. Бедность на селе стала фактически неистребимой, т. к. государство самоустранилось от управления экономическими и социальными процессами в обществе.

Поэтому пользуясь предоставленной возможностью я задаю с этой трибуны наболевший для селян вопрос: когда, наконец, у нас в государстве, в том числе — и нашем крае, поймут, что сельское хозяйство — это не только бизнес, это — образ жизни, это способ поддерживать в порядке территории, поскольку желающих на наши территории — много. Сельское хозяйство — это, в конечном итоге, — сохранение российского национального генофонда.

Не могу не остановиться на широко разрекламированном национальном проекте «Развитие АПК». На мой взгляд, данный Проект будет обречен на безусловный провал в том случае, если государство, наконец, не решит для отечественных сельхозтоваропроизводителей острейшие проблемы, возникшие от необузданного роста цен на ГСМ. В противном случае общественное сельскохозяйственное производство рухнет окончательно, а личное подворье без коллективного хозяйства жить не может. Это доказано практикой в районах края.

Сегодня нельзя обойти молчанием и такой животрепещущий вопрос для селян, как вступление России в ВТО. Создается впечатление, что нам опять предлагается сделать этот шаг по-русски: перекрестились и в полымя. Сколько бы не говорили чиновники от Минэкономразвития и Минфина на эту тему, я уверен: потери для России и для красноярского села будут огромными. Посудите сами: в странах Евросоюза господдержка национальных товаропроизводителей сельхозпродукции в 40 /!/ раз превышает аналогичную бюджетную политику РФ. Даже в ряде стран СНГ /Украина, Казахстан, Белоруссия и Азербайджан этот показатель составляет от 10 до 25% расходной части бюджета/. Для сравнения: в Красноярском крае в 2005 году было лишь 1,3%, на текущий год намечено — 1,66%, а надо не менее 6%. Что будет с российским сельхозтоваропроизводителем, если его не защитит соответствующий Закон и другие меры государственной поддержки? Я думаю, каждый здравомыслящий и неравнодушный человек, которому дороги национальные интересы, понимает последствия и необходимость этих шагов.

Очень бы хотелось, чтобы наша объективная озабоченность кризисным состоянием села была бы услышана руководителями государства и края. В конечном итоге крестьяне многого у государства ведь и не просят: примите «Закон о сельском хозяйстве» и четко пропишите в нем о госзаказе, ценах на сельскохозяйственную продукцию, на ГСМ, энерготарифы и разберитесь, наконец, исходя из национальных интересов с этим непосильным для селян диспаритетом цен.

В принятой резолюции III-го съезда делегатов Красноярского края раздел «В области агропромышленного комплекса» выполнен очень частично. До сих пор не разработана целевая программа «Социальное развитие села Красноярского края», а она должна была быть представлена еще в 2004 году. Я думаю- это показательно говорит об уровне сотрудничества органов государственной власти и местного самоуправления в развитии сельскохозяйственного производства. Не в обиду будет сказано, но органы местного самоуправления за редким исключением не уделяют хоть какого-то внимания сельскохозяйственному производству. Все заняты бюджетной сферой, но рано или поздно бюджетная сфера без производства на соответствующей территории существовать все равно не сможет.

Я вполне ответственно заявляю: органам государственной власти и местного самоуправления необходимо перешагнуть порог предвзятого отношения к деревне в целом, не отмахиваться от ее проблем, не осуществлять финансирование по остаточному принципу или вообще сводить его к нолю. Для этого мы предлагаем предложения нашей секции в проект резолюции и очень надеемся, чтобы они были приняты, а еще больше надеемся, чтобы они будут выполнены.

Спасибо за внимание.

Председатель постоянной комиссии Законодательного собрания
Красноярского края по аграрной политике, продовольствию и землепользованию,
Председатель Красноярского регионального Отделения АПР
Петр Григорьевич Миков