На главную | IV съезд

IV съезд депутатов Красноярского края (18 апреля 2006 года)

Доклад депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Р. В. Кармазинной

19 апреля 2006 года


Уважаемые делегаты! Уважаемые гости и приглашённые!

Позвольте мне поприветствовать вас на столь важном и знаковом мероприятии. Знаковое оно, потому что проходит год столетия зарождения парламентаризма в России, столетие учреждения Государственной Думы. А для нас с вами, жителей края, это годовщина проведения Референдума по объединению края с автономными округами — Таймырским (Долгано-Ненецким) и Эвенкийским.
Нам очень важно на этом Съезде подвести итоги и наметить пути дальнейшей работы.

В первую очередь, мы, избранники народа, отвечаем за проводимую политику власти в государстве, в своём регионе. Вместе с исполнительной властью мы отвечаем по своим обязательствам и за свои обещания.

В своём выступлении я хочу остановиться на системе межбюджетных отношений в Российской Федерации. Основные направления реформирования системы межбюджетных отношений были изложены в Программе развития бюджетного федерализма на период до 2005 года и 3 апреля приняты на период с 2006 по 2008 год, а также в концепции разграничения предметов ведения и полномочий по вопросам межбюджетных отношений, разработанной комиссией при Президенте Российской Федерации по вопросам федеративных отношений местного самоуправления.

Основополагающий принцип реформирования системы межбюджетных отношений в Российской Федерации реализован при внесении изменений в Бюджетный кодекс, в Федеральный закон № 95-ФЗ «Об общих принципах организации представительных и исполнительных органов субъектов Российской Федерации» и, соответственно, в Законе № 131-ФЗ о местном самоуправлении.
В ходе реализации концепции системы межбюджетных отношений удалось отказаться от не финансируемых мандатов, законодательно разграничить полномочия по уровням бюджетной системы в России и распределить доходные источники также по уровням бюджетной системы по единым нормативам на долговременной основе, выстроить формализованную систему распределения финансовой помощи, оказываемой федеральным центром регионам по пяти фондам.

В России предусмотрен такой механизм принятия обязательств, когда тот уровень власти, который непосредственно устанавливает размеры и направления предоставления бюджетных услуг, может и должен обеспечивать их имеющимися в его распоряжении доходами.

Но, несмотря на то, что проведена большая работа по улучшению межбюджетных отношений, всё-таки существуют недостатки. Я бы сказала, существенные. Так распределение финансовой помощи, предоставляемой из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, осуществляется через пять фондов и в соответствии с методиками, рассмотрение и утверждение которых происходит на заседаниях трёхсторонней комиссии — Правительства, Совета Федерации и Думы.

Используемые в методиках критерии ежегодно уточняются в зависимости от экономического и финансового состояния субъекта Федерации.

Принцип разграничения расходных полномочий между уровнями бюджетной системы предполагает чёткий и закрытый перечень расходных полномочий по всем уровням бюджетной системы, финансовую оценку расходных полномочий и постоянный мониторинг изменения стоимости услуг и контингента, использующего эти услуги. Осуществление передачи расходных полномочий с одного уровня бюджетной системы на другой только с доходами либо с изменением нормативов в сторону увеличения тому, кому передаются расходные полномочия.

Реализация указанного принципа в полном объёме не подготовлена. Отсутствует чёткий закрытый законодательно оформленный перечень расходных полномочий по всем уровням бюджетной системы, а также их финансовая оценка. Мы поставили телегу впереди лошади — мы передали полномочия, мы передали мандаты и субъекту, и муниципальным образованиям, но никто не посчитал, сколько это стоит, сколько стоит каждый мандат.

В настоящее время становится очевидным, что дифференциация финансового обеспечения отдельных расходных полномочий в различных регионах является значительной. Так, например, если по Российской Федерации в среднем удельный вес заработной платы в доходах бюджетов субъектов составляет 24 процента, то по значительному количеству регионов это 40, по бюджету города Москвы это 11, по бюджету Усть-Ардынского автономного округа 226 процентов, по Красноярскому краю 33,25 процента.

А если рассматривать в Красноярском крае муниципальные бюджеты, то там заработная плата от доходов составляет 88,25 процента. О какой можно говорить реформе местного самоуправления и о тех полномочиях, которые сегодня переданы муниципальным образованиям?! Это и социальное жильё, это внутрипоселковые и внутригородские дорожки, это освещение и все остальные мандаты, которые они должны сегодня выполнять.

В целях создания равных для всех регионов условий, Государственная Дума приняла Обращение к Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову с просьбой рассмотреть возможность введения по всей территории России определённого минимального единого уровня финансового обеспечения социальных расходов полномочий для всех субъектов в области образования, здравоохранения, культуры, социальной политики, что является залогом укрепления федерального устройства России.

Теперь, повысив ответственность всех уровней власти (субъектов, муниципалитетов), практически наделили должной степенью самостоятельности в формировании доходов бюджетов только федеральную власть, федеральный бюджет.

Что же касается органов власти субъектов Российской Федерации и ещё в большей степени муниципальных образований, то они налоговой инициативы практически лишены. Даже по региональным и местным налогам льготы принимаются на федеральном уровне, и выпадающие доходы никто не возмещает.

В 2006 году Красноярский край от принятия таких льгот теряет 2 млрд. 600 млн. рублей. Вдумайтесь в эту цифру!

Нам необходимо, чтобы проводить муниципальную реформу ЖКХ, на сегодня по тарифам 2 миллиарда, чтобы не было повышения тарифов. Выпадает 2 миллиарда 600! Я думаю, что мы сегодня и собрались для того, чтобы на нашем форуме принять конкретные мероприятия, принять конкретною резолюцию, в том числе для Думы, для федерального Правительства, для субъекта (для Законодательного Собрания и исполнительной власти, администрации), чтобы можно было внутри порешать эта проблемы.

Всё налоговое законодательство является федеральным, даже в таком чисто региональном налоге, как имущественный, присутствуют льготы, установленные федеральным законодательством. Всё больше доходов от налоговых поступлений перемещается в сторону центра, а доля собственных доходов консолидированных бюджетов субъектов относительно к внутреннему валовому продукту сокращается — с 11,17 процента в 2005 году до 10,5 процента в 2006.

Казалось бы, в этих условиях должен расти фонд финансовой поддержки территорий, но нет, этого тоже не происходит, он снижается по сравнению с 2005 годом и составляет в этом году 1,4 процента.

Вместе с тем продолжается передача полномочий Федерации в субъекты муниципальным образованиям без достаточных финансовых ресурсов. Недавно были внесены поправки в Водный кодекс, где передали полномочия для субъектов по мониторингу окружающей среды без финансовых источников.

Кроме того, в декабре, мы об этом заявляли (я в Думе выступала на «пленарке»), передали полномочия муниципалитетам, теперь глава муниципального образования будет возглавлять призывную комиссию, но в конце дописали, что по согласованию. Мы знаем, что такое «согласование»! Пока не будет закрытых перечней, пока не будут определены финансовые затраты на каждый мандат, это будет продолжаться.

Конечно, абсолютные размеры доходов субъектов и финансовая помощь им их федерального бюджета растут, но они растут неадекватно тем расходным полномочиям, которые сегодня переданы.

Несбалансированность местных бюджетов — это основная причина нарду с недостатком кадров на местах и неотрегулированностью имущественных вопросов, по которым законодатели вынуждены были пойти на отсрочку вступления в силу реформы местного самоуправления, предоставив трёхгодичный переходный период. Вы знаете, что были приняты поправки в № 131-ФЗ.

Нам необходимо поставить точку в решении проблем статистического, информационного обеспечения финансовых органов необходимыми данными для полноценного использования дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности на основе оценки налогового потенциала.

До сих пор круг данных, доступных на муниципальном уровне, об объёмах промышленного производства, имущественном комплексе, фонде оплаты труда, малом предпринимательстве не просто ограничен, а фактически отсутствует. Актуальность этой работы подчёркивается ещё и тем, что данные нужны и по другим направлениям, таким как бюджетная сеть, контингент получателей льгот и пособий малоимущему населению и многим другим для планирования расходов и обеспечения контроля за исполнением делегируемых полномочий.

Нам сегодня необходимо вместе с краевой властью и муниципалитетами выработать консолидированную позицию о составе, сроках, источниках и качестве статистической отчётности.

Особенно остро встают вопросы нахождения оптимальной схемы взаимоотношений муниципальных образований двух типов уровней (здесь уже это звучало) с регионами, Федерацией и другими муниципалитетами. Многие финансисты отмечают этот аспект реформы как наиболее проблемный. Это касается поселений, это касается сельских и поселковых советов.

Представители муниципалитетов в свою очередь ставят вопрос о недостаточном обеспечении финансовыми ресурсами закреплённых за ними полномочий.

Не вызывает сомнений, что стабильная и достаточная финансовая база являются необходимым условием для успешной реализации реформы местного самоуправления.

Я говорила о перекосе налоговых поступлений в федеральный центр, могу отметить это и в крае. 25,3 процента доходов в наших муниципальных образованиях и 75 находится в краевом центре.

Я считаю, что это неправильная позиция. Дума приняла поправки в Бюджетный кодекс, как раз использовала норму нашего Законодательного Собрания края, когда в 2003 году мы замещали дотацию городам Красноярску и Ачинску на налоги. Сейчас такая правовая норма есть в законе, она действует с 1 января.

Хотелось бы, чтобы краевая власть, краевые депутаты отнеслись к этому более внимательно, более внимательно по отношению к муниципальным образованиям, а муниципальные образования по отношению к поселковым советам и поселениям, потому что такое право и им дано.

Особо хотелось мне остановиться на национальных приоритетах. Вы знаете, что 134 миллиарда выделено. Особую обеспокоенность вызывает, конечно, доступное жильё, потому что сегодня, если говорить о доступном жилье, нужно, прежде всего, сказать о тех проблемах, которые сегодня сложились в жилищно-коммунальной сфере. Пока не будет принята программа оздоровления жилищно-коммунальной сферы, я думаю, реформа не пойдёт.

А чтобы оздоровить, необходимо выделить 250-300 млрд. рублей. Без федерального центра жилищно-коммунальная реформа просто не пойдёт. 80 процентов сетей изношено! Не муниципалитеты виноваты в этом! Бросали развалившиеся сельскохозяйственные предприятия и обанкротившиеся предприятия, это наследство нам пришло бесплатно.

Следующая проблема — это национальные проекты в сельском хозяйстве. Краевая администрация и Законодательное Собрание здесь проявляют активную позицию.

Что здесь важно? Люди пошли за кредитами, особенно частные крестьянские хозяйства. Осуществляется это через поселковые советы (вы это знаете) вместе с участием депутатского корпуса. Это хорошо! Но что здесь плохо? Сейчас уже все официально говорят (и статистика говорит) о том, что свыше 50 процентов продукции животноводства как раз нам даёт частный сектор, частные крестьянские подворья. Мы затеяли эту реформу. А как люди выглядят в этой реформе? А есть ли у них какая-то социальная защита? Как они выйдут на пенсию? При рождении ребёнка будет ли им платиться пособие по уходу за ребёнком?

Я была в Кемеровской области. Что там делают? Без поддержки потребительской кооперации… Я считаю, что поддержка должна быть, например, лизинг должен быть по малым формам переработки, чтобы приблизить их к селу. В Кемеровской области социальную защиту сделали через потребительскую кооперацию. Потребительская кооперация заключает договора с частниками, заводит им трудовые книжки, у них появляется социальный пакет, социальные гарантии.

Я думаю, что нам нужно над этим подумать. Да, мы занимаем восьмое место по сельскохозяйственной продукции, но это в основном крупные предприятия, которые состоялись ещё в той системе, и сейчас поддержка идёт из бюджета, львиную долю как раз получают крупные рентабельные хозяйства. То, что касается мелкого сельскохозяйственного производства и частников, практически сейчас только начали попадать по национальному проекту. Я думаю, что вот эту проблему нам нужно порешать.

В краевом бюджете 54 процента расходов составляют социальные расходы. И в нашем крае очень много принято программ и социальных законов, в частности, с 1994 года мы с вами работали по социальной защите в период проведения коммунальной реформы. У нас в крае всего 15 процентов по сравнению со всеми остальными территориями, везде 22.

Мы увеличили социальную норму жилья.

Но, что настораживает здесь, встречаясь в трудовых коллективах? Мы снижаем налоги, говорят, что непомерные налоги. Я хочу сказать, что хотя и количество налогов снижено (было 135, сейчас их 15, 4 со специальным режимом), частный бизнес, собственник, не откликается адекватно на повышение заработной платы работающим людям, наёмным людям.

Мы с лозунгами приходим на митинги и требуем от власти, что реформа не такая коммунальная, но почему-то стрелы мы не направляем на работодателей, которые не хотят платить заработную плату либо платят её в конвертах! С какой люди придут пенсией?! Пенсионный фонд пустой, потому что сделали регрессивную ставку, полагали, что выйдут из тени. Ничего подобного! Себе могут платить в месяц 10 миллионов, а наёмным работникам по 2 тысячи в конверте!

Я думаю, что депутатский корпус здесь мог бы навести порядок, мы, депутаты, находясь на каждом уровне. Сделать телефон анонимного доверия и докладывать главам районов. Губернатор заключил договора с крупным бизнесом. А почему бы главам районных администраций и городских не заключить такие же социальные договора, где предусмотреть, что заработная плата должна быть не ниже прожиточного минимума?!

У меня складывается впечатление, что бизнес хочет порулить властью! У меня складывается такое впечатление, потому что у нас есть административный ресурс, мы выделяем земли, мы создаём условия, поэтому мы должны с вами сделать всё для того, чтобы люди наши зарабатывали!

В крае каждый четвёртый рубль находится в тени. Это очень печальная статистика! А это люди, живые люди!

Спасибо за внимание.