На главную | II съезд

II съезд депутатов Красноярского края (18 апреля 2001 года)

В. М. Зубов — депутат Государственной Думы

18 апреля 2001 года


Дорогие друзья! Уважаемые коллеги!

Огромное спасибо, что и я приглашён принять участие в этом съезде, значение которого для меня абсолютно бесспорно положительное. Это плохо, что мы не имеем возможности чаще встречаться, чаще обмениваться мнениями о том, что нам решать, как нам решать, что в первую очередь.

У меня мнение, что доклад, который сделал председатель Законодательного Собрания, убедителен. Убедителен по знанию ситуации, по тому, какие вопросы поставлены в качестве приоритетных для решения. У меня сложилось впечатление, что за рамками доклада имеется видение того, как решать обозначенные проблемы.

Я хотел бы обратить внимание на два момента, сказанных в докладе, помимо других — тоже важных. Это действительно так: на горящем вулкане никто дом строить не будет. И наша задача — сделать так, чтобы к нам хотели ехать, чтобы с нами хотели работать, но самое главное — чтобы у всех живущих здесь был стимул основательно обустраиваться в Красноярском крае (в первую очередь — для молодёжи).

И второй момент. Надо принимать реалии как они сложились. Нет мудрости в том, чтобы часто поминать историю (хорошие и сложные моменты), более важно посмотреть, как сегодня изменились те механизмы, с помощью которых можно реализовать хорошие, отличные намерения, о которых мы с вами говорили.

Надо принять к сведению, что прошёл определённый этап реформ, что изменились источники финансирования. Если наше видение исходит только из того, что надо включать в федеральный бюджет, краевой или, тем более, местные — мало что у нас получится. Надо включаться действительно по большому счёту, надо начинать договариваться. Надо спрашивать и законодательно понуждать тех, кто сегодня владеет собственностью в крае, тех, кто сегодня в крае обустраивается, с тем, чтобы они работали не только в сырьевом, энергетическом секторе, с тем, чтобы они способствовали переливу капитала в другие, более эффективные предприятия, с новыми рабочими местами, которые чище экологически и выгоднее по доходам. И думаю, тогда выступление директора Красмаша будет звучать ещё более убедительно.

Спасибо, что дали мне возможность выступить во второй части нашего заседания по простой причине — я хотел бы, чтобы мы и на второй вопрос ответили, чтобы мы начали обмениваться мнениями, как нам объединить силы, чтобы сохранить и развить край, что у нас получается. Что не получается, чтобы мы друг друга слегка пожурили, а где-то друг к другу прислушались. Что делать?

Я постараюсь в какой-то степени ответить на часть этих вопросов. В теории действует принцип разделения властей. На практике — власть для людей одна! Она безответственная (как это часто случается) или ответственная (как должна быть).

Идеология ответственности предполагает объединение усилий власти как по вертикали (от Москвы до самых окраин), так и по горизонтали (исполнительная, законодательная, судебная и информационная). Поэтому оправданы как усилия Президента России по восстановлению исполнительной вертикали, так и совещания, подобного сегодняшнему, позволяющие притереть взгляды законодателей различных уровне по наиболее важным вопросам.

Сегодня общество приветствует усиление власти. Необходимо лишь правильно понимать в чём должна проявиться сила власти. Сила власти, на мой взгляд, в разумности и исполняемости законов, в своевременном реагировании на возникающие угрозы и возможности. Сила власти в способности поддержать тех, кто желает работать и «придавливать» (в буквальном смысле этого слова) проходимцев и трутней.

На словах всё достаточно просто и бесспорно. Остаётся только каждому там, где он находится во власти, справиться со своим участком ответственности, не тратя время на различные препирания.

Среди множества вопросов, которые стоят перед нами, выскажу своё мнение по следующим трём:
1. Каким должно быть взаимодействие различных ветвей и уровней власти в сегодняшних условиях?
2. Проблемы консолидированного бюджета.
3. Экономические проекты, требующие координации усилий центра и власти нашего региона.

Начну с консолидированного бюджета. Основное предназначение консолидированного бюджета — укрепление социально-ориентированной рыночной экономики. Правда, каждый по-своему понимает, что такое «социально-ориентированная экономика». На мой взгляд, экономика тогда является социально-ориентированной, когда она стимулирует заинтересованность работать. При этом заинтересованными должны быть как работники предприятий, работники бюджетной сферы, так и органы власти (федеральные, региональные, местные).

На сегодня обозначились два основных направления формирования доходной базы консолидированного бюджета. При этом одно мне представляется верным, а второе — ошибочным.

Первое. Наконец стало понятно, что без снижения налогов на производство мы не сумеем расширять в должной мере доходную базу наших бюджетов и, соответственно, не сможем решать социальные программы, которые необходимы. И поэтому, принятие Государственной Думой поправок в Налоговый кодекс, снижающих (примерно на 10 процентов) налоги всех уровней, уже за один только квартал начинает сказываться. Примерно на 60 процентов по всей стране увеличилась собираемость налогов. И это только в результате принятия 4 поправок в 4 законах. На очереди закон о прибыли. Эта политика будет продолжена, и думаю, что она может оказаться такой же успешной, как и предыдущая работа. Тезис достаточно прост: «Позаботься о кормильце — снизь ставки налогов — и он тебя накормит. Даст даже большее количество налогов.».

Второй тезис — централизация бюджетных ресурсов. В Бюджетном кодексе даже более точно написано, что регионы должны иметь не менее 50 процентов от налоговых сборов. А в бюджеты у нас попадают не только налоговые сборы, но ещё и целый ряд других. Однако, как на федеральном уровне, так практически на всех региональных эта традиция не только не выдерживается, но даже была нарушена в этом году очень серьёзно.

Правильно сказал мой коллега из Новосибирска (мы с ним коллеги и по региональной группе), мы приложили достаточно усилий для того, чтобы пропорцию 35:65 в пользу федерального бюджета довести её до пропорции 55:45. Хотя и это мы считаем всего лишь промежуточным этапом. Вообще сам тезис о том, что чем больше денег сконцентрируется в Москве, тем более справедливо их разделят, неверен. Я не верю в то, что самые честные люди у нас живут в Москве. Точно так же неверен и другой тезис, что чем больше мы сконцентрируем налогов в краевом бюджете, тем лучше их поделим между районами и городами. На Руси всегда говорили: «Одна голова хорошо, а две лучше». И в соответствии с этой жизненной мудростью нам и надо стараться принимать законы. Централизация должна быть, должно быть единство исполняемости законов. Какой смысл сначала гнать деньги в Москву или Красноярск, вместо того чтобы потом бегать туда, чтобы заниматься нормальной работой на местах.

Я лично, как депутат Государственной Думы, буду и впредь голосовать за то, чтобы происходила децентрализация как на уровне России, так и на уровне субъектов Федерации. А вас, как коллег, призываю подумать над этим тезисом на уровне края.

Есть целый ряд вопросов, решённых на федеральном уровне, касающихся взаимоотношения федерального и региональных бюджетов. Но самое главное — какую цель решает такая децентрализация. Эта цель заключается в следующем: это неправильно, это ошибочно, из этого многие наши проблемы, что мы пытаемся строить рыночную экономику, а в управлении государством продолжаем сохранять административные методы управления. Стимулы должны быть как в экономики, так и во власти!

Дотационный регион — это (по смыслу) то же самое убыточное предприятие, и плохо, когда своими руками власть это делает. Чем меньше у нас дотационных регионов, тем лучше. Самое главное, что совсем по-другому принимают решения представители дотационных регионов и регионов донорских. Поэтому мне кажется, что и в Москве, и в Красноярске нам надо стремиться к тому, чтобы в бюджетных отношениях было как можно больше доноров.

Вопрос, который затронул мой коллега Фомин, разбирался на межрегиональной группе «Сибирское соглашение». Мы активно его поддерживали. Принцип трансрегиональности налогов для сибирских регионов особенно актуален. Для регионов, предприятия которых расположены на их территориях, а многие конторы расположены где-то в Москве, это более чем актуально. Можно запурхаться здесь: налаживать производство, увеличивать количество налогов, но всё может закончиться тем, что их соберут в Москве. Ещё полтора года назад была ситуация, при которой свыше 50 процентов налогов собиралось в Москве. Принцип: «Где заработали — там и должен быть уплачен налог», — лично я и мои единомышленники в Государственной Думе стараемся последовательно проводить. Сейчас будут приняты поправки по налогу на прибыль и там будет отчётливо видно, что налог уже нельзя будет уводить за пределы территории, где происходит основное производство, нельзя будет «химичить» со всякого рода оффшорными зонами и зонами, так называемого, «свободного предпринимательства», скорее, «свободного укрывательства».

Я думаю, что в результате таких действий в регионах повысится стимул для того, чтобы работать.

Очень важный вопрос, который звучал здесь не раз — это вопрос взаимоотношении некоторых отраслевых монополистов (в первую очередь — энергетиков) с предприятиями и с бюджетами всех уровней. На мой взгляд, есть простая формула, которой мы должны начать следовать. Для этого у нас есть все основные предпосылки. В крае эти предпосылки были и раньше.

У нас тариф на тепло и на электроэнергию устанавливается Региональной энергетической комиссией. У нас есть в целом государственный контроль над энергетикой, а там 25,5 процентов нашей собственности. Сейчас возникла такая же возможность и на уровне Федерации (после создания единого тарифного центра). Надо просто ввести одно правило законодательным порядком.

Здесь есть несколько моих коллег, депутатов Государственной Думы, красноярцев. Я думаю, что мы должны внести предложение, что «один календарный год — один бюджет — один тариф». И прежде, чем принимается бюджет, должны быть просчитаны не только темпы инфляции, не только какими будут экспортные пошлины и цены на нефть, но и должны быть установлены нами, депутатами Государственной Думы, и вами, коллегами на местах, с подачи Правительства тарифы, которые в течение года не будут меняться. Что же это за бюджет, у которого доходная часть утверждена, а расходная часть будет меняться каждый квартал в зависимости от того, как себя решили повести, например, энергетики?

Вот эта простая формула: «один год — один бюджет — один тариф» думаю в значительной степени нам может помочь решить проблему.

Достаточно часто коллеги с мест обращаются за решением некоторых вопросов в Государственную Думу. Вопросы разные. Естественно, никто из нас не откажется поддержать законопроект, представленный краевым Законодательным Собранием.

Ко мне обращались дважды: один раз — поправка в Закон «Об оружии», второй раз — поправка в Закон «О защите работников правоохранительных органов». Я отчитываюсь, в частности, что эти поправки мы защитили и провели.
На подходе поправка (вроде бы мелкая, но очень важная) депутата Законодательного Собрания Андроновой о том, что в том случае, если мать пьёт, но лишить её родительских прав нельзя, не отдавать ей деньгами детское пособие, а отдавать ей тем, что необходимо ребёнку, а не пьющей маме. Я беру как наказ, что эту поправку мы проведём, это действительно важно. Потому что можно сколько угодно биться за пособия, а, в конце концов, как мы понимаем, это будет лишь шаг к расширению сбыта спирта.

Я не сторонник «бодания» ветвей власти. Я сторонник того, чтобы говорить по существу. Виноват кто-то из депутатов — надо об этом говорить, неправильно поступил кто-то в исполнительной власти — надо говорить. Но в принципе, на первое место мы должны ставить нашу ответственность перед избирателем. Есть очень тяжёлый принцип, но если его не внедрить на практике… К сожалению, мой опыт работы и в администрации края и, тем более, опят работы в Государственной Думе показывает — мы не сумеем решить очень важную проблему, о которой здесь все говорили в той или иной мере. Мы не сумеем навести порядок в бюджете! Мы взяли перед людьми, перед населением, перед избирателями (это всё одни и те же люди) так много обязательств, которые мы не можем выполнить. Мы, конечно, можем перекладывать обязательства с местного на краевой, с краевого на федеральный или обратно (как в этом году с тремя социальными законами об инвалидах, ветеранах и пособиям матерям), но это «Тришкин кафтан». В целом количество денег известно. Как их распределить — куда более важно?

Я думаю, что нам надо взять и договорить, что мы, депутаты, не будем делать никаких финансовых предложений хотя бы года два. Мы доверимся исполнительной власти всех уровней, что они берутся наводить порядок в финансовой части, порядок в бюджетах, мы примем те решения, которые они будут нам предлагать. Два года! Но они несут всю ответственность, что они этот порядок наведут. Либо найдут дополнительные доходы (мы их поддержим), сократят те расходы, без которых можно прожить, и обязательно выплатят те обязательства, без которых у нас ряд населения вообще существовать не сможет. Вот здесь договориться исполнительной и законодательной ветвям власти было бы и благородно, и очень полезно.

И последнее. Вообще — надо друг другу помогать. Потому как целый ряд вопросов вряд ли решится без нашего взаимодействия. Если мы не объединим усилия по таким важным для края, вообще для Сибири, проектам, которые сейчас успешно начинают развиваться, мы останемся в стороне от трансполярной трассы. Уходит в сторону от нас этот проект. Вполне можно было бы утвердиться как центру управления полётами, если бы мы здесь перестали «бодаться» и начали бы действовать согласованно. Существует возможность первый этап пройти вообще на частной основе, за счёт средств внебюджетных. Я здесь открыто говорю. Я готов помочь тем в администрации, кто этим занимается, всё-таки вернуть этот проект в Красноярский край.

Второе — «Транссиб». Я не согласен с тем решением, которое приняло Сибирское соглашение, находясь здесь, в Красноярске. Нельзя так легко соглашаться на такую реорганизацию железной дороги! Нельзя так легко сдаваться! Тем более, что основные аргументы, факторы, о которых говорят — «повышение эффективности железной дороги» — лежат совсем в другой плоскости.

Я занялся этим вопросом вплоть до того, что с известными японскими предпринимателями эту проблему обсуждали. Проблема в том, что стали возить по железной дороге меньше. А возить стали меньше по двум основным причинам:

Первая причина — слишком много надо давать взяток тем, кто работает в портах, на таможне железной дороги. Японцы называют цифру — 20 процентов от тарифа. Но самое главное, японцы говорят, что не могут этого сделать, потому что им негде отчитаться за эти деньги.

И ещё на 20 процентов вместо «Транссиба» вокруг всей Африки возят грузы, потому что мы не надёжны в сроках поставки. И никаких дополнительных материальных затрат здесь не надо.

И так, перебирая каждый вопрос, мы можем увидеть, что гораздо легче найти решение там, где больше организованности и дисциплины, чем там, где требуется у кого-то что-то отнять (например, управление железной дорогой).

Сельское хозяйство. Я констатирую, как депутат Государственной Думы, что в Государственной Думе очень слабая агрогруппа — абсолютное меньшинство. Целый ряд вопросов, которые можно было бы принять, не проходят, потому что кто голосует за эти вопросы в меньшинстве.

Вы помните кризис прошлого года с нашими птицефабриками. Госдума четырежды пыталась принять решение сократить НДС в два раза, чтобы как-то помочь в кризисной ситуации, нам не хватало буквально 5-6 голосов. Мы всё-таки приняли три строчки в федеральный бюджет:
— по лизингу, что для нас выгодно вдвойне (и для сельского хозяйства, и для сельхозмашиностроения);
— по списанию долгов сельхозтоваропроизводителей. Вчера утверждён состав группы в Государственной Думе и меня туда тоже включили. Поэтому я, по крайней мере, оперативно буду вас информировать;
— о льготной ставке кредита для селян на посевную и уборочную.

На сегодняшний день решён только один вопрос — о ставке. По двум остальным Министерство пока не приняло решение.

И самый последний вопрос. У нас в последнее время снова поднялась тема взаимоотношений Севера и Юга, Норильского промрайона. Я думаю, что надо в другую плоскость перевести дискуссию. Никаких «боданий» продуктивных с Норильским промрайоном, Таймыром и югом Красноярского края нет и быть не может. Мы в одном крае живём и Конституцией всё определено. А вот изменились условия для принятия очень важного для Норильского промрайона закона — «Об ограничении въезда в Норильский промрайон». Внесены поправки и сейчас была приятная ситуация для того, чтобы объединить усилия и закон, который там ждут и который поможет всему краю, принять.

У нас очень много проблем, не так всё гладко у нас в экономике, как пытались иногда рассказать. К сожалению, за два последних года, несмотря на улучшения в финансовой и производственной сфере ни зарплаты бюджетников, ни пенсии не достигли докризисного уровня. Пенсии — на 30 процентов, а разрыв между промышленной и бюджетной зарплатой увеличился на 20 пунктов. Но я абсолютно убеждён, если есть добрая воля, есть желание депутатов всех уровней скоординировать усилия с исполнительной властью, у нас (по крайней мере — у красноярцев) всё получится.

Здоровья!

Спасибо!