На главную | II съезд

II съезд депутатов Красноярского края (18 апреля 2001 года)

А. Н. Клюкин — депутат Государственной Думы

18 апреля 2001 года


Добрый день, уважаемые коллеги!

Я сегодня прилетел из Москвы. Там через 20 минут начнётся заседание Государственной Думы, где и будет рассматриваться повестка дня, в которой есть вот эти три закона, так называемые — «атомные».

Я приехал сюда не случайно, а для того, чтобы участвовать в работе этого съезде. Я первый раз на таком съезде. Ко мне журналисты подходили в перерыве и спросили: «Стоит ли проводить такие съезды?» Я сказал, что непременно, потому что здесь можно сверить свои позиции, посмотреть друг другу в глаза и что-то понять.
Так вот, то, что касается вот этих законов, о которых сейчас идёт много разговоров — я голосовал в первом чтении «против» (один из немногих, нас было 39 человек). Честно вам скажу, мотивация моего голосования не была связана в основном с экологическими проблемами. Этим должны заниматься такие специалисты, как Василий Васильевич. Он же не самоубийца, он знает, что делает. Он живёт в этом городе и на этом предприятии работает, это его специалисты. Это специалисты — экологи, которые делают свои экспертизы. Я могу только читать, прислушиваться и какие-то свои представления иметь по этому поводу, но они не должны быть главными, во всяком случае — для меня.

Что касается второй части этих законов — финансовой. Вот здесь надо разобраться. Дело в том, что мифическая сумма (20 миллиардов долларов), которая витает уже несколько месяцев над Россией, на мой взгляд, вообще непонятная. Её ждут в России не те, кто живёт, допустим, в Челябинске или Красноярске, где будут строиться эти заводы, а ждут стервятники, которые будут грабить эти деньги.

Буквально вчера у нас в группе был министр — Румянцев Александр Юрьевич. Неделю назад я у него был, час двадцать мы с ним говорили. Если честно, к этому министру есть доверие, потому что у него есть схема как правильно распределить и получить эти деньги.

Но меня смущает другое. Василий Васильевич об этом не сказал, хотя это не только его проблема, не только проблема ГКХ, это проблема и краевой администрации, и депутатов Законодательного Собрания, и депутатов всех уровней, в том числе и Красноярска-26. Насколько я обладаю информацией, мы уже давно завозим (да и вы об этом знаете) отработанное ядерное топливо в Красноярск-26. И там с ним работают вполне нормально и профессионально. Но рассчитываться за ввезённое ядерное топливо никто не хочет.

Достаточно привести одни пример, связанный с Украиной. Украина — это один из главных поставщиков отработанного топлива. Так вот, Украина на сегодняшний день должна России (в частности — ГКХ) 1 миллиард 200 миллионов рублей. За полтора-два года эта сумма выросла с 400 миллионов и растёт она с геометрической прогрессией: 400, 800, миллиард, миллиард двести.

Я не понимаю, как мы можем рассчитывать на правильное расходование средств в 20 миллиардов долларов, если мы не можем с Украиной разобраться с одним миллиардом. Мне говорят, что это правительственная проблема. Здесь сидят представители государственной власти (я имею в виду депутатов Государственной Думы, депутатов Законодательного Собрания, Губернатора — члена Совета Федерации) — пожалуйста, давайте решать этот вопрос, давайте заставлять Правительство переписывать договор с Украиной, чтобы она нам платила не суррогатами, а настоящими деньгами. Сало нам не надо! Мы сами вырастим сало! Они деньгами платят всего 15-20 процентов, Василий Васильевич может меня поправить, а всё остальное не понятно чем они платят. Причём с коэффициентом 3,5. Поэтому цена ядерного топлива, которое стоит на самом деле для Украины 380 долларов, почему-то превращается в 200 долларов. От этого страдает население и края, и города Красноярска, которое находится рядом с таким опасным производством.

Поэтому я, как депутат, (и мои коллеги меня поддержали) готов предложить свои услуги администрации Красноярского края и Александру Ивановичу Лебедю.

Меня несколько удивляет позиция краевой администрации относительно этих законов. Все об этом говорят, есть сторонники, и у них есть логика, есть совершенно нормальные мотивы (и не только финансовые), они пытаются защитить вот эти проекты достаточно профессионально. Но молчит краевая администрация. Настораживает меня молчание Губернатора, настораживает молчание людей, которые возглавляют комитет по природопользованию, настораживает меня молчание заместителя Губернатора, который курирует эти вопросы.

В чём дело, ребята? Объясните, что это значит? Или вам всё равно здесь не жить, или какие-то другие есть причины? Вы «за» или «против»? Если вы «за», давайте поговорим. Если вы «против», давайте тоже поговорим.
О том, что касается дальнейшей работы депутатов всех уровней. Я бы хотел обратить внимание на такую вещь, что депутаты Законодательного Собрания Красноярского края (я сам в нём был) очень много раз и достаточно трезво обращались к краевой администрации с разными вопросами. Я говорю о роли депутата в нашем обществе. Я хочу и пытаюсь сделать, чтобы «депутат» не было ругательным словом и у населения, и у администрации (неважно какой), потому что администрация всегда хочет выставить депутатов в несколько неприглядном свете. Ведь депутаты многое могут сделать.

Владислав Григорьевич говорил, что 7 депутатов — это очень мало. Но тут ещё вопрос — где демократии больше? Так вот, много раз, по разному поводу, начиная с экономических, нравственных, моральных, депутаты Законодательного Собрания обращались и к Лебедю, и к его замам многочисленным, которые уезжают. И, в частности, по одной персоне (это притча во языцах была) — господин Вернер. О нём говорили всегда, пытались заслушать, пытались говорить — это делали депутаты. И постоянно администрация Красноярского края делала вид, что этому «мальчику» всё можно. Но сейчас, насколько я обладаю информацией, его разыскивает Интерпол.

Так вот, я обращаюсь к Александру Ивановичу. Александр Иванович, не от-вер-гай-те! Вы в своём вступительном слове говорили, что Вы готовы объединить силы. Так давайте делать вместе, давайте работать не на противостоянии, давайте, в конце концов, уважать друг друга.

И вот эти выкрики, которые были сегодня с трибуны в самом начале, иначе как «провокацией» я не назову,. Не хотел бы на это обращать особого внимания, но хочу сказать, что принимаются тысячи законов Государственной Думой, принимаются сотни законов на разных уровнях (в том числе в Законодательном Собрании), но жизнь людей не становится лучше. Кто воровал — до, после — это не важно! Сейчас воруют, спроси у любого! Как сказал классик: «Разбуди любого и спроси: «Что делают в России?» — «Воруют!» Вор должен сидеть в тюрьме — это самый главный постулат!

Всё. Спасибо.