На главную | II съезд

II съезд депутатов Красноярского края (18 апреля 2001 года)

Т. А. Степанова

18 апреля 2001 года


Уважаемые делегаты!

Три года назад я имела честь присутствовать на I съезде депутатов, вошла в состав Координационного совета, отработала в его составе. И сейчас на этом уважаемом форуме я хочу сделать оценку деятельности нашего уважаемого депутатского корпуса с такой точки зрения: а что наши законы дали простому человеку, простому нашему избирателю?

Как положительный фактор я хочу отметить ряд законов Законодательного Собрания края, которые приняты по защите самой незащищённой части нашего населения — наших пенсионеров.

Все вы помните принятый к 55-летию Победы закон о ветеранах Великой Отечественной войны, который социально защищает эту уважаемую часть населения. Но механизм реализации этого Закона не отработан, чёрным по белому написано, что всем участникам войны поставят телефоны бесплатно. Спросите на селе, у скольких ветеранов стоят телефоны — у единиц, а винят в этом нас.

Второй Закон — «О ветеранах Красноярского края», принятый в начале этого года. За него тоже большое спасибо. Он даёт возможность пенсионерам, которые вышли в 90-е годы на пенсию, получать льготы по коммунальным услугам.

Безусловно, поможет сохранить учреждения культуры принятый в декабре 2000 года Закон «О культуре» края.

Но основную часть своего выступления я хочу посвятить тому, над чем Законодательному Собранию края необходимо поработать. Все мы с вами работаем в рамках Закона о местном самоуправлении. Предыдущий оратор сказал, что основная деятельность глав сельских администраций сводится к выбиванию денег из районного бюджета, а принятый Закон не гарантирует основы местного самоуправления, прежде всего, с финансовой точки зрения.

Пожалуй, единственный источник дохода, с которого мы можем получить деньги, — это наши земли. Однако Закон ограничивает ставки земельного налога, ставки арендной платы.

И если мы с вами вдумаемся, как изменились, повысились цены по сравнению с 80-ми годами на всю продукцию, товары, услуги, то обнаружим, что цены на землю наоборот — снижены. В начале 80-х годов ставка земельного налога составляла 1 рубль 33 копейки за «сотку» в нашей зоне. А сейчас? Это 17 копеек уже при двукратном увеличении! Это то, что позволяет нам Закон. Дайте нам возможность самим на местах решать и принимать ставки земельного налога. Мы никогда не возьмём с людей больше, чем человек может заплатить. Вот это было бы одним из элементов реализации Закона о местном самоуправлении.

Второе, что я хочу отметить. Два года депутаты Законодательного Собрания края не приступают к рассмотрению Закона о денежном содержании муниципальных служащих. Мы тоже должны иметь правовую основу по оплате труда.

Отсутствие нормативных основ правопорядка в обществе развратило часть нашего населения, закладывает противоправное мировоззрение среди молодёжи.

Какое основное зло на селе? Это кражи, продажа спирта, хищение цветного лома. Но всё это — следствие той законотворческой деятельности, которая идёт свыше. В городе стоят бочки со спиртом, а мы на местах должны ловить тех, кто торгует ею, разливает в бутылки. Нет никакого контроля, хотя этот вопрос декларируется, муссируется через прессу.

Три года назад на этом же форуме говорилось о контроле над продажей и скупкой цветного лома.

Административный кодекс, по которому мы живём и работаем, не выдерживает никакой критики. Он устарел и не отвечает реалиям нашего дня.

Я прошу вас защитить наше население, особенно пенсионеров и инвалидов, от нашего монстра -Красэнерго. Последнее их введение — каждый человек, у кого есть льгота, должен зарегистрировать эту льготу в Красэнерго, чтобы он был внесён в их компьютер. А наличие удостоверения на почте уже не является фактором, по которому берут 50 процентов или социальную норму. Я, как глава администрации, занималась этим вопросом — никуда не пробиться. Я возила документы наших пенсионеров для того, чтобы зарегистрировать эту льготу. И в каждую расчётную книжку было доначисленно, начиная с 200 до 1 500 рублей, в расчёте по социальной норме, которая была введена только с марта этого года.

Я хочу сказать о том, что если принимаемые нами законы относительно того, как будет жить и развиваться село, будут проходить в тех же рамках и на той же основе, мы потеряем не только продовольственную базу, мы потеряем, прежде всего, и нравственную основу нашего общества. Деревня всегда была основой нравственности, но у нас уже половина населения не работает в сельском хозяйстве. Оно занимается противоправным промыслом, на которое толкнула его государственная политика, поневоле человек становится преступником, потому что ему нужно самому питаться и кормить свою семью. А на продукцию сельского хозяйства, даже если её честно производить, человек не может прожить.

Я вас прошу — спасите наши души! Нравственное развращение страшнее материального падения. И перефразируя Библию, что «Ни хлебом единым жив человек, но и словом», хочу сказать, что не только материальными благами жив человек, но и духовными.