На главную | V съезд

V съезд депутатов Красноярского края (29 апреля 2009 года)

Красноярский край — верить в свои силы!
(доклад А. В. Усса на V Съезде депутатов Красноярского края)

28 апреля 2009 года


Уважаемые делегаты и гости Съезда!

Совместная работа депутатов всех уровней в Красноярском крае уже имеет свою историю. В таком в формате — на Съезде — мы собираемся регулярно, но, скажем прямо, не так уж часто. Сегодня — в пятый раз.
Социально-экономическая и политическая обстановка в эти годы складывалась по-разному. Ее особенности предопределяли повестку дня и задачи, которые мы перед собой ставили. Как известно, наш предыдущий VI Съезд прошел под знаком исторического события — объединения края. Прошел он на вдохновляющей, оптимистической ноте. И был посвящен обсуждению новых горизонтов развития, которые перед нами открывались. Многое из намеченного нам удалось претворить в жизнь. Сейчас, к сожалению, мировой финансово-экономический кризис осложнил ситуацию в стране. Самым серьезным образом он сказывается и на положении дел в крае.
На фоне возникших проблем высказывались предложения отказаться от проведения крупных общественно-политических мероприятий и, в частности, от Съезда. Отказаться прежде всего потому, что сегодня Съезд, якобы, может превратиться в площадку для нереальных требований, пустых обещаний и политиканства. Звучал и другой аргумент — в период кризиса рассуждать некогда. Надо собрать власть в кулак, явочным порядком довести всем контрольные цифры по сокращению финансирования и перейти в режим так называемого «ручного управления».
Все это внешне красивые, но, по сути, ошибочные и неприемлемые подходы. Думать так — значит не верить в собственные силы и здравый смысл народа, который вручил нам власть, нам всем: и Губернатору, и главе дальнего сельсовета, и депутату района, и депутату Государственной Думы. Вместе мы переживали и более сложные времена. При этом находили правильные решения, опираясь именно на мудрость, инициативу и столь характерную для красноярцев особую сплоченность перед лицом возникающих трудностей.
Что касается так называемой «собранной в кулак власти и точечной поддержки». Наверное, именно эти предложения имеют в виду люди, когда говорят: «Кризис мы переживем — пережить бы антикризисные меры…». Что здесь скажешь — мудрый у нас народ!
Сегодня кое у кого может возникнуть соблазн — объявить устаревшими все прежние планы, а за счет так называемого ручного управления эти самые «управляющие» руки еще и погреть. Допустить этого мы не имеем права. Никакие кризисы не могут «отменить» нашего прошлого, а тем более — будущего.
Именно поэтому сегодня мы здесь — на Съезде. И его главную задачу вижу как раз в принятии выверенных и совместных, подчеркиваю — совместных (!) решений по всем наиболее важным вопросам, как нашей сегодняшней тактики, так и долговременной стратегии. Съезд должен стать своего рода продолжением Красноярского экономического форума, состоявшегося в феврале. Но, если февральский форум был посвящен федеральной тематике, то сегодняшний — призван ответить на более приземленные вопросы краевого значения в разрезе территорий и отраслей.
Под эту сугубо деловую, а не парадную задачу предлагается и порядок проведения Съезда. Наряду с пленарными заседаниями он предусматривает проведение большого числа «круглых столов». Именно здесь можно будет детально обсуждать интересующие всех нас вопросы. Включая, естественно, и корректировку бюджета, чего раньше в таком формате, как известно, не делалось.
У нас нет поводов для того, чтобы рисовать сложившуюся ситуацию исключительно в мрачных тонах, но и в радужных — тоже. В сложное время как никогда нужен реалистичный и объективный взгляд на происходящее.
Итак, об оценке социально-экономической ситуации. В последние годы по базовым показателям Красноярский край, учитывая масштабы его экономики, являлся одним из лидеров в Сибирском федеральном округе, да и в стране в целом. Это хорошо видно на графике.

Среди регионов Сибири именно у нас были самые высокие (или одни из самых высоких) абсолютные показатели по объему инвестиций в основной капитал, по розничному товарообороту, строительству и ряду других значимых позиций. По объему валового регионального продукта, будучи первым в своем округе, Красноярский край занимает достойное 6-е место в России.
Что касается динамики, то ситуация здесь, безусловно, положительная, но не столь однозначная. В течение трех последних лет основные параметры социально-экономического развития края менялись в лучшую сторону.

Cудя по данным статистики, росли объемы практически всех видов производства. На фоне самого высокого в Сибири уровня средней заработной платы продолжался рост реальных денежных доходов населения. При этом мы, конечно, понимаем, что показатели эти формировались во многом за счет «северной», в частности норильской составляющей. В крае удавалось удерживать относительно низкий по сравнению с соседями уровень потребительских цен. Удалось переломить отрицательные тенденции в численности официально зарегистрированных безработных. В то же время и наши соседи не стояли на месте. В итоге рейтинг темпов развития по большей части составляющих у нас оказался не самым высоким — в основном это, как видите, места с третьего и ниже.

Сложности, которые у нас есть и были (а они есть у всех и всегда), как-то компенсировались, уходили на задний план на фоне масштабных событий и самое главное — планов, которые осуществлялись или намечались к реализации в крае: ванкорская нефть, производственный комплекс Нижнего Приангарья, мультимодальный транспортный узел и многое, многое другое.
Соответственно экономике (прежде всего ее масштабу) выглядели и финансовые возможности края. Так, три года назад мы на Съезде ставили цель получить краевой бюджет в сто миллиардов рублей. Эту отметку мы прошли в 2007 году, а в 2008 фактические расходы составили более 117 млрд. рублей. Динамику параметров краевого бюджета вы можете проанализировать сами. Она впечатляет!

Конечно, мы должны отдавать себе отчет в том, что значительный прирост бюджета (особенно если посмотреть, каким он был еще 5—7 лет назад) не во всем является результатом наших собственных усилий и заслуг. Здесь сыграли свою роль такие факторы, как передача ряда полномочий с федерального уровня на краевой, прирост бюджета за счет объединения с округами, а главное — благоприятная для нас конъюнктура цен на мировых рынках. И, тем не менее, факт, как говорится, налицо — уровень бюджетной обеспеченности в крае за последние годы существенно вырос.
Естественно, добившись этого, мы начали ставить более высокие цели в социальных стандартах, большего хотеть и, соответственно, больше тратить. Цена денег, правда, тоже стала другой: образование, медицинская помощь, строительство — все это стало просто дороже стоить, что не всегда отражалось на качестве.

Проблемы появились во второй половине прошлого года, когда в экономике начали формироваться признаки надвигающегося общемирового спада. Первый квартал года нынешнего показал, что понятия «кризис», «рецессия», к сожалению, получили и красноярскую «прописку». Началось падение экономической активности практически по всем направлениям.

По результатам первых двух месяцев более других пострадали: в рамках промышленного блока — химическое производство (снижение более чем на 70 процентов), строительство, где ввод жилых домов снизился почти на 40 процентов, активность транспортных услуг, где спад достигает почти 30 процентов. В целом можно сказать, что показатели роста сегодня — скорее исключение, чем правило. И период так называемого фронтального экономического подъема, судя по всему, завершился.
Как выглядят сегодня наши финансовые возможности? Когда шла работа над бюджетом нынешнего года, отрицательные тенденции в экономике еще не обрели отчетливых контуров. Поэтому мы приняли полновесный бюджет. Я называю его бюджетом надежд — по расходной части он превышал 150 млрд. рублей. Но при этом уже с 1 января фактически был введен режим жесткой экономии с тем, чтобы к моменту, когда станет ясна картина происходящего, иметь максимум резервов.
Оправдан ли такой подход? Думаю, да. Во всяком случае, он соответствует народной мудрости о том, что на лучшее нужно надеяться, но быть готовым — к худшему. Сегодня размеры бюджетного дефицита просматриваются более или менее четко — порядка 30 процентов. Есть понимание, в какой мере и из каких источников предполагается компенсировать эти потери. Обо всем этом будет говорить в своем выступлении председатель краевого Правительства Эдхам Шукриевич Акбулатов.
* * *
Теперь о двух наших традиционных вопросах — кто виноват и что делать.
Ответ на первый вопрос очевиден. Пострадали от кризиса все. И его истоки лежат, конечно, не в Красноярске. Более того, будучи регионом-донором, в финансовом плане мы в меньшей степени зависим от федерального центра, а значит и в такой же, то есть в меньшей мере, можем рассчитывать на внешнюю помощь (хотя за нее мы тоже, естественно, боремся). В чем можно и нужно видеть нашу главную проблему, так это в сохраняющейся высокой зависимости от небольшой группы экспортно-ориентированных предприятий, что делает финансово-экономическую основу края недостаточно устойчивой. Положительные сдвиги здесь наметились — в частности, доля поступлений от предприятий цветной металлургии в краевом бюджете снизилась. Но радикальным шагом в необходимом для нас направлении назвать это, конечно, нельзя.
О том, что делать. Первое и главное, как в любой непростой ситуации, не впадать в крайности, но и не расслабляться.
Да, предприятия, являющиеся сегодня фундаментом краевой экономики, находятся вне зоны прямого управляющего воздействия краевой власти. Но упускать их деятельность из поля зрения мы не можем. Проблемы, с которыми столкнулся тот же «Норильский никель», «Русский алюминий» общеизвестны и очень значительны. Но в их решении, под углом зрения интересов территории, наша организационная и политическая поддержка необходима. Кроме того, крупные финансово-промышленные группы являются для многих предприятий края заказчиками, сторонами в многомиллионных договорах. Их неплатежи начинают оказывать деструктивное воздействие, что называется, по всей цепочке. И занимать позицию стороннего наблюдателя власти в этой ситуации не придется. Это же касается соблюдения законодательства, сохранения рабочих мест, своевременной выплаты заработной платы, решения других социальных вопросов.
Важнейшей нашей задачей на ближайший период должно стать поддержание жизнеспособности крупных инвестиционных проектов федерального уровня, начатых на территории Красноярского края. Многое из того, что еще год назад казалось абсолютно реальным, теперь, как известно, ставится под вопрос. Руководством края по этому поводу направлены предложения в антикризисную программу федерального Правительства, поскольку свертывание работ, в частности, по объектам Нижнего Приангарья потребовало бы миллиардных затрат только на консервацию, не говоря уже об упущенных возможностях на будущее. Судя по всему, наши предложения услышаны. Говорю об этом не в порядке самоотчета, а только лишь потому, что отстаивание нашей позиции потребует консолидированных усилий всех ветвей и уровней власти.
Приоритеты развития краевой экономки менять нельзя. Да для этого и оснований нет. Часть масштабных проектов близка к запуску. В их числе нефть Ванкора, которую мы ожидаем уже в этом году. Поэтому и пошли, кстати, на предоставление нефтяникам налоговых льгот, полагая, что проект этот станет для края не просто «курицей, которая несет золотые яйца», а чем-то гораздо более значительным. В регионе немало и других планов, которые, надеемся, будут претворены в жизнь при любой экономической «погоде». Так, на месторождении «Благодатное» компания «Полюс Золото» активно продолжает строительство фабрики стоимостью более 500 млн. долларов, что позволит уже в 2010 году прирастить объем добычи золота еще на 12 тонн. Не снижают темпов подразделения «Газпрома», приближая сроки масштабной газификации края.
За всем этим работа талантливых управленцев, геологов, буровиков, рядовых рабочих — всех тех, кого мы называем людьми труда. Этот труд нуждается в признании и благодарности. Спасибо им всем!

В то же время на большей части крупных предприятий, призванных изменить моноотраслевой характер краевой экономики, ситуация вызывает серьезную озабоченность. Это касается, в частности, Дивногорского завода низковольтных автоматов, комбайнового, экскаваторного, шинного заводов и многих других. Застарелые проблемы с техническим перевооружением, отсутствие рынков сбыта, дефицит кредитных ресурсов (а это сегодня главная болезнь экономики) сделали здесь ситуацию критической.
Сложности переживает строительный комплекс края. И дело не только в сворачивании ипотечных программ и трудностях объективного порядка. Судя по всему, работающим здесь компаниям и игрокам на рынке недвижимости показалось, что рынок жилья бездонный. Ожидание высокой доходности строительного бизнеса, рискованная, где-то даже агрессивная политика наращивания объемов и взвинчивания цен привели многих к потере финансовой устойчивости. Выводы из этого нужно делать, но строителей, естественно, поддерживать.
Особая проблема — «обманутые дольщики». Сегодня их уже более 4 тысяч. Разбирательство здесь идет с помощью следственных органов. Ответственность должны понести как создатели новых «пирамид», так и чиновники, при прямом попустительстве которых все это стало возможным.

Лесной комплекс. Он был и остается одним из значимых производственных секторов края. В последние годы на фоне предполагавшегося введения заградительных пошлин на круглый лес здесь возросла инвестиционная активность. Запущены новые мощности по глубокой переработке на таких предприятиях, как ДОК «Енисей», «Транслес», Новоенисейский лесохимический комбинат и ряде других. Зарегистрированы в качестве приоритетных проекты двух ЦБК, крупнейшего в России фанерного завода.
Создавшееся в этой отрасли напряжение удалось в значительной мере ослабить в результате своевременной и грамотной реакции со стороны краевой власти. Такую инициативность хотелось видеть и в других отраслях. Ну, а дальнейшие усилия по развитию лесного комплекса лежат прежде всего в плоскости содействия выходу на новые зарубежные рынки сбыта и расширения внутреннего спроса.

Очень актуальная и значимая, но пока еще явно хромающая у нас тема — малое предпринимательство. Значимая не с точки зрения поступлений в бюджет, а прежде всего как инструмент обеспечения занятости людей, формирования их деловой активности, создания фундамента для подвижной саморегулирующейся экономической среды. Казалось бы, это аксиома! Но, видимо, не для всех.
Целевая программа государственной поддержки малого бизнеса в крае даже в своем скромном объеме до недавнего времени не выполнялась. На уровне муниципалитетов не было видно даже попыток расчистить бюрократические барьеры, о необходимости чего неоднократно и со всей определенностью говорил Президент страны Дмитрий Анатольевич Медведев.
Поэтому удельный вес малого бизнеса у нас традиционно низок, а его производственных форм, тем более связанных с инновациями, поиском оригинальных научно-технических решений, практически не существует. А ведь, как известно, компьютерная технология, на наших глазах изменившая мир, в свое время была создана не в рамках какого-то особого масштабного проекта. Молодой американец, а теперь мультимиллиардер Билл Гейтс, сделал это с друзьями в гараже. И произошло это, наверное, не случайно. В такой индустриально развитой стране, как США, берегут и развивают малый бизнес и локальные рынки. На региональном уровне поддерживают начинания в области импортозамещения, инновационных разработок. Стремятся к тому, чтобы доставлять продукты в торговую сеть с расстояния не более 100 километров. Делают упор на местное производство.
Все это усиливает внутренний спрос, культуру и что не менее важно — чувство собственной гордости и патриотизма. Кризис наглядно показал — пора и нам спускаться с неба на землю. Пора избавляться от гигантомании и иждивенчества за счет природной ренты. Пора браться за то, чем мы реально управляем, за что можем и спросить, и ответить. Малое предпринимательство стоит одним из первых в этом ряду.
Надеюсь, что запланированное на этот год увеличение финансовой поддержки малых форм хозяйствования, а мы только что приняли этот закон, будет подкреплено более эффективными управленческими подходами. И дела здесь все-таки пойдут по-другому.

В условиях сложной социально-экономической ситуации первостепенное значение имеют вопросы сохранения устойчивости инфраструктуры — транспорта, энергетики, жилищно-коммунального хозяйства.

В последние годы масштабы строительства и ремонтов в дорожном хозяйстве были довольно значительными. Во всяком случае, расходы на них возросли практически в три раза.
Завершен глубокий обход Красноярска с вводом в эксплуатацию современного моста через Енисей. Как известно, его открывал Председатель Правительства РФ Владимир Владимирович Путин, а контроль состояния моста осуществляется с помощью космических технологий. Совместными усилиями краевой и городской власти много сделано в краевом центре. Введены в действие или активно строятся стратегически важные для нас индустриальные объекты в Курагино, Канске, Лесосибирске, Зеледеево. Мы начали выделять значительные средства на ремонт внутрипоселенческих дорог.
На этом фоне выглядит явно устаревшей главная автомобильная артерия — федеральная трасса М-53. Сейчас в условиях дефицита бюджета очень важно правильно расставить приоритеты и сохранить дорожное хозяйство в надлежащем состоянии. Прежде всего, сберечь наш золотой фонд, коллективы, а также — усилить контроль качества выполненных работ, предусмотрев для этого систему госприемки.

В области развития железнодорожного сообщения в Красноярском крае достигнут реальный прорыв. Принятие на федеральном уровне решений о строительстве веток Карабула-Ярки и Кызыл-Курагино можно с полным на то основанием считать историческими для региона событиями. Это мощный импульс развития краевой экономики.

Авиация — отдельная и сложная задача, актуальность которой возросла в связи с уходом с рынка кампаний «Красэйр» и «Сибавиатранс». Можно долго спорить о причинах случившегося. Но сам по себе этот факт оставил у красноярцев горький осадок — авиакомпания с поистине героическим прошлым и реальными перспективами по организации кроссполярных трасс, современных веерных маршрутов в стране, возможностью создания мощного базового авиаузла на глазах у всей страны была развалена за один месяц.
До сегодняшнего дня до конца не решена вполне конкретная задача — погашение задолженности по заработной плате. А ведь предстоит что-то делать с аэропортом, восстанавливать оптимальную маршрутную сеть и многое другое. Мы вправе ждать от краевого правительства более внятной позиции по всем этим вопросам.

Энергетика. Ее основные проблемы известны: износ сетей, потери, дефицит мощностей, обоснованность тарифов и размеры платы за присоединение. Судя по обращениям с мест, реформа привела также к снижению оперативности в реагировании на аварии, особенно в удаленных местностях. Но в целом край сегодня способен обеспечивать бесперебойную поставку тепла и электроэнергии как для предприятий, так и для населения. Считаю, что одной из первоочередных задач сегодня является обеспечение прозрачности энергетической политики.

Некоторые изменения происходят в жилищно-коммунальном хозяйстве. Проведена серьезная работа по получению федеральных средств на ремонт жилого фонда. Отдельная тема — как они освоены? Сократилось ли число жалоб на качество обслуживания? И, наконец, главный вопрос — создание в этой отрасли реальной конкурентной среды. Решается очень медленно!
Более того, судя по дискуссиям в телевизионном эфире города Красноярска, руководство управляющих компаний начинает чувствовать себя едва ли не хозяевами положения. Забывая, что они всего лишь наняты оказывать услуги, но никак не командовать. Уверен, что городские депутаты расставят здесь все и всех по своим местам.
Нерешенной проблемой по-прежнему остается предоставление льгот по коммунальным услугам педагогическим работникам, проживающим в сельской местности. Тема эта в очередной раз поднималась на нашей недавней встрече с руководством профсоюзов. Считаю, что краевая власть сделала в этом отношении все, что могла. Слово — за депутатами Государственной Думы.

* * *

В сегодняшних экономических условиях с особым вниманием необходимо подойти к проблемам села. Во-первых, здесь работает и живет едва ли не треть населения. Во-вторых, сегодня наметились предпосылки к тому, что федеральное Правительство в связи с опасностью утраты продовольственной независимости (а в страну, как известно, завозится более 40 процентов продовольствия) именно на село сделает реальную ставку.

Основные статистические показатели по отрасли выглядят следующим образом.

Среди субъектов Сибирского федерального округа по объему произведенной в 2008 году сельхозпродукции в рублевом выражении Красноярский край находится на втором месте.
Есть очевидные положительные сдвиги в динамике. Рост валовой продукции сельского хозяйства в стоимостном выражении в 2007 году составил 20 процентов, в 2008 году — уже более 46 процентов. Преодолена тенденция сокращения посевных площадей. Ежегодно не менее чем на 2 процента увеличивается производство молока.
Предметом особой гордости красноярцев является тот факт, что в течение последних 5 лет в рейтинге Сибирского федерального округа по урожайности зерновых культур мы занимаем 1-е место. А прошлой осенью вообще получили рекордную урожайность — более 22 центнеров с гектара.

Существенную роль во всем этом сыграли меры государственной поддержки. Их объем в крае за 3 года вырос почти в два раза — с 1,5 млрд. рублей до 3,3. Меняется к лучшему и управленческий климат в этой отрасли.
Главная заслуга здесь, конечно, принадлежит самим селянам и прежде всего их лидерам — хозяйствам «Назаровское», «Искра», «Солгонское», «Краснополянское», «Красный Маяк» и другим. Давайте их поблагодарим и за производственные успехи, и за активную государственную позицию!

Говоря о позитивных результатах (а они очевидны!), мы не должны забывать и о том, что предстоит сделать.

Работать, мягко говоря, есть над чем.
По производству молока на душу населения, а это очень важный показатель, край находится на 8-м месте из 12 субъектов Сибирского федерального округа, уступая, в частности, Алтайскому краю и Омской области в два раза. При этом поголовье молочного стада продолжает ежегодно сокращаться.
По производству мяса мы на 9-м месте в Сибири.
Площади земель, занятых под овощные культуры, у нас еще не достигли уровня 2005 года, что почти в 3 раза меньше, даже чем в Республике Алтай.
При этом в крае производится молока лишь 75 процентов, овощей — 66 процентов, а мясной продукции — 53 процента от нормы потребления.
Цифры эти впечатляют не меньше, чем наши успехи.

Как и за счет чего можно улучшить положение дел? Резервов у нас немало. Это, в частности, прямое увеличение расходов на господдержку, а также совершенствование и упорядочение ее форм.
Как известно, переход на субсидирование единицы конечной продукции у нас так и не завершен. Вместо этого по-прежнему применяется сложная и забюрократизированная система, вызывающая справедливые нарекания селян.
Не определена позиция по низкорентабельным и неэффективным хозяйствам.
Краевые программы по закреплению на селе специалистов во многом существуют скорее для отчета, нежели для реального влияния на ситуацию.
До сих пор не решены вопросы оформления права собственности на земельные паи, а значит так и не заработал институт кредитования под залог земли. И за очередную затяжку в этом вопросе, как обычно, никто не ответил.
Всего не перечислишь…

Думаю, многое из этого будет обсуждено на «круглых столах» нашего Съезда. Но об одном из этих вопросов, на мой взгляд, главном, считаю необходимым сказать с этой трибуны. Речь идет об организации сбыта сельхозпродукции.

Кто владеет информацией, тот владеет всем — это известно. У нас в крае сегодня по существу нет продовольственного баланса. Полные сведения даже об исполнении государственного и муниципального заказа по продовольствию — и те получить трудно. Это означает: никто детально не анализирует, что на территории производится, а самое главное, куда сбывается. Не анализирует, а значит, и не пытается на это влиять. Во всяком случае — влиять во благо красноярцев.

Создается впечатление, что это незнание, пассивность складывается в систему. Впечатление это усиливается, когда изучаешь опыт соседей. Алтайские аграрии благодаря содействию власти отладили устойчивые каналы экспорта за рубеж зерна и муки. Нашим чиновникам, судя по всему, этого не надо.
Серьезных попыток ограничить монополизм трех известных компаний («Юни-Милк», «Арта», «Вимм-Биль-Данн») никто не предпринимает.
Торговать молоком из бочек — целая проблема. Хотя у соседей это широко распространенная практика.
Программа развития сбытовых кооперативов до сих пор заметных результатов не дала.

Сегодня и жителям села, и горожанам нужны доступные площадки для так называемых прямых продаж. Но организация регулярно действующих продовольственных рынков выходного дня в большинстве крупных городов неоправданно затянулась. Упоминаемые в отчетах ежемесячные (или праздничные) ярмарки в систему сложиться по определению не могут: люди закупают продукты, по меньшей мере раз в неделю, а не по большим праздникам.

Реализация идеи создания межрегионального оптово-розничного центра по типу того, что давно уже есть в других регионах, у нас напоминает известную процедуру подъема коровы на баню. Концепция и базовые расчеты сделаны почти год назад. Но наши отвечающие за это люди все еще размышляют.
Хочу напомнить, если кто-то забыл — женщина за девять месяцев создает самое сложное и разумное из всех существ — Человека! Мужчинам, принимающим решения, об этом нужно помнить.

Наши депутаты позаимствовали в Курганской области концепцию, скажу откровенно, протекционистских законов о продовольственной безопасности и ограничениях в отношении генно-модифицированной продукции. Там вокруг этого развернута целая кампания. Она позволила по некоторым позициям не на проценты, а в разы увеличить сбыт местной продукции. У нас эта инициатива натолкнулась на сдержанную позицию, если не сказать больше.

Примеры эти можно продолжать. Оценивая их, иногда приходишь к выводу о том, что, наверное, это просто кому-то выгодно — сбывать у нас в крае китайское сухое молоко или, например, голландский картофель, когда такой же, но в три раза дешевле можно вырастить в соседней деревне.

От должностных лиц, отвечающих за организацию соответствующей работы, нередко можно слышать ссылки на 94 Федеральный закон и прочие объективные трудности.
Что сказать в ответ?
Кто хочет сделать — находит способы, кто не хочет — ищет оправдания. Наверное, уже пора не столько законы менять, сколько тех, кому они якобы не дают работать. Уверен, на их место можно найти людей, которые способны решить эту задачу в сегодняшнем правовом поле.

Звучат и другие аргументы: деревня, мол, не способна накормить городское население огромного края. Не хотят работать. Мужики в 30—40 лет не умеют коня запрячь. Чтобы огород вспахать, им надо трактор подогнать — на нем проще и за водкой съездить…
Мой дед приехал в Сибирь вместе с тысячами других переселенцев во время столыпинской реформы. Многие оказались здесь с тем, что могли унести в руках. С топором и в лучшем случае двуручной пилой они построили дома, которые стоят по сей день. Раскорчевали тайгу, засеяли поля, затоварив пшеницей Европу.
Сибиряки не стали другими, и работать они по-прежнему умеют. Но жизнь российского крестьянина, особенно после семидесяти лет жесткого централизованного управления, нуждается в элементарной внешней организации.
Мы выделили его земельную долю? Создали возможность получать доступные кредиты? Выдали какие-то подъемные? Да что там подъемные! Возьмем элементарную вещь: указали ли время и место возле конторы или сельсовета, где можно по справедливой цене сдать 10 литров молока? Увы, как правило, и этого не сделано!
А вот у других почему-то получилось. Приведу в качестве примера Чувашию: там нет ни никеля, ни золота, ни много другого, что подарила природа нам. Но людям, работающим на земле, выдано 38 тысяч льготных кредитов. По сути, создано такое же количество малых семейных предприятий. Надо ли удивляться в таких условиях росту предпринимательской активности сельских жителей?
Село и у нас в крае может и должно стать управленческим приоритетом и локомотивным проектом. Ликвидировав существующие здесь тромбы, прежде всего организационные, мы сможем оживить производство и рынок. В условиях роста цен на продовольствие в мире, да и в России, а также повышения спроса на экологически чистые продукты задача эта становится стратегической. И решаемой!
Наш аграрный сектор сегодня возглавляют ответственные и болеющие за дело люди. Но сами они без широкой поддержки с этой задачей не справятся.
Думаю, будет правильным, если для объединения в этом направлении усилий всех уровней власти и населения края мы объявим следующий год годом сельского жителя, годом земледельца. Поддержав это финансово, а самое главное — и организационно!
* * *
Уважаемые коллеги!
Позвольте остановиться на проблемах социальной сферы.
Образование, здравоохранение, социальная защита, другие ее составляющие — все это, как известно, зона прямой ответственности власти. Общая картина краевой политики в расходах на социальные нужды выглядит следующим образом.

Цифры показывают: финансовые вливания в социальную сферу в течение последних трех лет постоянно возрастали.
Являясь регионом-донором и получая в благополучные годы солидные поступления в бюджет, край не имел права откладывать их про запас. Но мог идти (и шел) на реализацию финансовоемких социальных программ, увеличивать заработную плату работникам бюджетных учреждений, больше строить, ремонтировать, приобретать новое оборудование. Не буду перечислять здесь все наши социальные программы: их много, они реальны. Это наша гордость и наше достижение.
Продолжать все эти проекты теперь сложно. Но еще сложнее их сворачивать, поскольку люди на них рассчитывают.
Урок из этого очевиден — когда мы идем на решения, опережающие федеральные стандарты, надо четко и ясно говорить (а лучше не просто говорить, а прописывать), что программы и законы эти могут работать не всегда. А лишь при условии, когда на это у нас будут деньги. В настоящее время на федеральном уровне вносятся изменения в бюджетное законодательство, предусматривающие возможность создания в регионах собственных стабилизационных фондов. Это позволит нам проводить в жизнь более стабильную и ориентированную на перспективу финансовую политику.
Особая тема сегодня — экономия. Жизнь дает ясный сигнал к тому, чтобы еще и еще раз задуматься над обоснованностью строительных смет, затрат на мероприятия типа гуляний и фейерверков. В то же время в деле эффективного использования бюджетных средств не должно быть соревнований по объему «сокращений и урезаний».
Сейчас в крае завершается серьезная аналитическая работа по уточнению приоритетов, определению защищенных статей этого года и того, с чем можно повременить. Продолжена она будет и на Съезде. Споров, естественно, много. Но в одном мы едины: то, что уже начато, что продвигает нас вперед, что является нашим пропуском в будущее, должно быть сохранено и реализовано.

Помимо проблем финансирования в бюджетной сфере есть множество других вопросов — организационных, технических, общих и частных. Все их предстоит переосмыслить и найти по ним адекватные решения.
К важнейшим из этих вопросов принадлежит такой, как переход на новую систему оплаты труда. Первоначально планировалось, что увеличение ассигнований пойдет в стимулирующий фонд. Теперь все может свестись к перераспределению существующего объема средств внутри коллективов. Надо ли это делать в сегодняшней обстановке? Сказать трудно. Но идею о необходимости вернуть понятию «зарплата» значение платы именно заработанной(!) мы ни в коем случае забывать не должны. В крае пробивают себе дорогу новые тенденции в качестве и содержании образования. Развертывание Сибирского федерального университета повысит общий интерес к высшему образованию, обострит конкурентную борьбу за абитуриентов, предопределит формирование новых центров превосходства. Проект нового университета — одна из немногих возможностей, позволяющих городу, всем нам претендовать на особую миссию со всеми вытекающими отсюда последствиями для качества жизни в настоящем и будущем.

Почему-то далеко не все хотят это понимать. У нас Губернатор края находит время и периодически лично проводит в университете планерки. А вот о многих других этого не скажешь. Вместо активного содействия, помощи, пусть даже заинтересованной критики или совета, нередко приходится видеть равнодушие, а то и нечто похожее на откровенный саботаж — с этим надо заканчивать. Университет — это счастливый билет всего края. И другого такого нам никто не даст!
Развивая систему высшего образования, мы должны помнить и о настоятельной необходимости повышать интерес к рабочим специальностям. Для этого в крае создаются неплохие предпосылки и материальные возможности, примером чему может служить современный красноярский центр сварки, позволяющий вести подготовку специалистов на мировом уровне. А неделю назад в Ачинске открылся уникальный центр подготовки специалистов для нефтедобычи и нефтепереработки. Эти примеры убеждают: когда мы концентрируемся на задаче, мы можем ее эффективно решать. В рамках Съезда нам предстоит непростая дискуссия по планированию сети образовательных учреждений. Сегодня становится все более очевидным, что многие малочисленные школы сельской местности (а их у нас около 800) не соответствуют современным требованиям.
На муниципальном уровне безо всякого давления сверху необходимо определить перспективы каждой такой школы в свете программ социально-экономического развития районов. Наработать несколько новых социокультурных моделей с объединением функций школы, библиотеки, клуба и т.д. Что поставить во главу угла — экономическую эффективность или инфраструктурную значимость?
Развал деревень в 60-е годы начался, как известно, с закрытия школ. В Государственной Думе сейчас рассматривается президентская образовательная инициатива «Наша новая школа», в рамках которой именно для таких образовательных учреждений планируется предусмотреть специальные меры поддержки. Это тоже надо принять во внимание.

Сходные инфраструктурные проблемы есть и в сфере здравоохранения. Существующую систему оказания медицинской помощи нельзя считать до конца отлаженной.
Нам не удалось избежать фактов необоснованного закрытия на отдельных территориях фельдшерско-акушерских пунктов. Но и созданные межрайонные больницы свои координирующие функции выполняют слабо, превратившись на практике в обычные учреждения конкретного (одного) муниципального образования. Качество их взаимодействия с краевыми и специализированными клиниками не всегда является надлежащим.
Есть серьезные претензии к эффективности использования краевых и федеральных средств, выделявшихся на приобретение медицинского оборудования. Нередко оно попадает совсем не туда, где могло бы использоваться с полной отдачей.
Мы живем уже в XXI веке, но в крае так и не создано хотя бы одного базового (если хотите, модельного) медицинского учреждения, которое бы на самом современном уровне могло оказывать основные виды медицинской помощи и служить для нас неким образцом, методическим центром. Представляется, что на эту роль более всего подходит Краевая клиническая больница № 1. Но для этого ее необходимо последовательно насыщать оборудованием, комплектовать кадрами, предъявлять соответствующие требования к организации работы персонала.
Кстати, в вопросах организационной культуры в медицинских учреждениях надо многое менять. Сейчас, когда через Интернет можно решить вопрос, находясь за тысячи километров, у нас по-прежнему люди с раннего утра выстраиваются за талончиком, как просители подолгу сидят в живой очереди на прием. Мы как-то вообще не задумываемся, почему, когда поднимаются вопросы здравоохранения, речь сразу заходит о ремонтах, оборудовании, заработной плате врачей и тому подобных вещах, но практически никогда — о пациентах. Может быть, пора менять угол зрения и акценты?
Системным вопросом для нас по-прежнему является лекарственное обеспечение. Главная проблема — ценовая политика. Сегодня уже ясно, что краевая структура «Губернские аптеки», призванная служить лидером в обслуживании населения, в особенности по части доступных цен, на самом деле этой задачи не выполняет. Поэтому вопрос о том, нужна ли эта структура в краевой собственности, а если да, то в каком виде, заслуживает самого предметного обсуждения.
Считаю необходимым напомнить и о том, что по инициативе депутатов осенью прошлого года детально изучалась система оказания платных медицинских услуг в краевых и муниципальных медицинских учреждениях. Предварительный вывод таков: от этой практики, во всяком случае в ее нынешнем непрозрачном и слабо регулируемом виде, надо последовательно отказываться.

О мерах социальной защиты. Даже в относительно благополучных социально-экономических условиях значительная часть граждан, как известно, нуждается в социальной поддержке. Сейчас их число растет.
Люди с ограниченными возможностями, пострадавшие от радиационных аварий и катастроф, дети из многодетных семей и оставшиеся без попечения родителей, пенсионеры (и перечень этот можно продолжать) — все это наши граждане, наши земляки, которые в кризисной обстановке страдают больше других. Если у них и есть какая-то работа, они, как правило, одними из первых ее теряют. По ним больнее всего бьет рост цен. Они все меньше могут рассчитывать на благотворительность, возможности которой объективно становятся более скромными. Поэтому, несмотря на все сложности с бюджетом, формы и масштаб социальной поддержки предстоит корректировать. Причем корректировать в сторону увеличения.
Особая тема в этом ряду — борьба с безработицей и ее последствиями. Потеря работы имеет не только материальную составляющую, но и социальную, психологическую. Поэтому мы должны не ограничиваться некой компенсацией зарплаты за счет пособий, а стремиться к максимальному включению людей в различные виды общественно полезной деятельности.
Эффективные программы переобучения, содействие мобильности рабочей силы, совершенствование механизма организации общественных работ на основе повышения их социального статуса — все это для нас во многом новые, но очень актуальные сегодня задачи. От качества их решения в значительной мере будет зависеть уровень социально-политической стабильности.
Дальнейшего совершенствования требуют вопросы социальной поддержки северян. Здесь есть свой положительный опыт, достижения. Северяне, и прежде всего жители Таймыра и Эвенкии, заслуживают того, чтобы их статус и социальное положение были предметом нашей постоянной заботы.
* * *
Уважаемые делегаты Съезда!
Сегодня в этом зале находятся представители всех уровней и ветвей власти Красноярского края. Поэтому именно здесь и сейчас в рамках Съезда необходимо обсудить наиболее важные проблемы ее организации.
Как известно, на предыдущем Съезде ставилась задача принять новый Устав объединенного края. Устав принят и вступил в силу. Причем не второпях, а после тщательного обсуждения, межпартийных дискуссий, с участием экспертного сообщества. И не случайно сегодня все признают высокое качество краевой конституции.
Действующим сегодня Уставом прописана архитектура исполнительной власти, предусматривающая новые для нас институты — в частности, краевое Правительство, представителей Губернатора на территориях и многое другое. Эти решения пока себя полностью оправдывают. Работу Законодательного Собрания новый Устав затронул в меньшей степени. Но в межсъездовский период она изменилась организационно, появились новые приоритеты и направления работы.
На краевом уровне развиваются механизмы взаимодействия государственной власти с институтами гражданского общества. Вырастает в самостоятельное авторитетное формирование Гражданская ассамблея. Набирает обороты деятельность Молодежного парламента и Молодежного правительства. Продолжается плодотворное сотрудничество с профсоюзами — в преддверии Съезда мы подписали с ними новое соглашение. В нынешней обстановке особенно важно, чтобы ни у кого не появилось искушение обюрократить эти институты, сделать их ручными, а взаимодействие с ними превратить всего лишь в обязательный ритуал.

По инициативе Законодательного Собрания проводилась работа по повышению эффективности деятельности местного самоуправления. Принята и реализуется соответствующая программа. Впервые в 2008 году были проведены краевые конкурсы. В ваших рабочих материалах есть обобщение лучшего муниципального опыта.
Среди представительных органов городских округов лидировали Ачинск и Бородино. В муниципальных районах — Эвенкия, Сухобузимский, Назаровский и Емельяновский районы. В группе городских поселений -Иланский, Уярский горсоветы и Нижнепойменский сельсовет Нижнеингашского района. Среди представительных органов сельских поселений лучшей признана работа в Байките (Эвенкия), Ильичевском сельсовете Шушенского района и Филимоновском Канского района.
Нам есть и кем, и чем гордиться!

По отношению к органам местного самоуправления краевой парламент выполнил свои главные обещания и в законотворческой сфере.
Приняты законы «Об особенностях организации муниципальной службы в Красноярском крае» и «О гарантиях осуществления полномочий депутата». Решены другие насущные вопросы выборных лиц местного самоуправления. Это потребовало с нашей стороны федеральных инициатив, за поддержку которых я хочу, пользуясь случаем, поблагодарить депутатов Государственной Думы и наших представителей в Совете Федерации.
Говоря о законодательстве, не могу не сказать несколько слов о качестве нормативной базы органов местного самоуправления. Оно откровенно удручающее. По информации прокуратуры Красноярского края из 9 тысяч изученных в 2008 году муниципальных правовых актов 3 тысячи (каждый третий!) были оспорены в связи с противоречиями федеральному и краевому законодательству.

Нам надлежит развернуть серьезную работу по улучшению подбора кадров, противодействию коррупции в органах власти и учреждениях всех уровней, включая местный. Хочу подчеркнуть, что речь идет не об охоте за состоятельными людьми во власти и не об очередной кампании. Ни к чему хорошему это не приводит. Задача в другом — создать заслон использованию служебного положения для получения личной выгоды в любых формах. В развитие федеральных инициатив группа депутатов Законодательного Собрания в апреле этого года внесла законопроект, который, надеюсь, будет доработан и улучшен с вашей, уважаемые коллеги, помощью.

В последнее время на местах происходят заметные изменения в управленческой схеме. Уточняются границы муниципальных образований. В отдельных случаях — городах Шарыпово, Кодинске, Игарке, Туруханском, Кежемском, районах и ряде других — территориальные вопросы вызывают дискуссии и острые разногласия. В некоторых территориях возникают небесспорные инициативы по объединению в одно муниципальное образование районов и районных центров.
Все чаще и настойчивее начинает проводиться в жизнь идея о совмещении должностей главы муниципального образования и председателя местного совета.
Учитывая большую значимость подобного рода решений, считаю необходимым подчеркнуть — эти начинания, может быть, имеют право на жизнь. Но их надо публично обсуждать и обосновывать, а не рубить с плеча. Тем более не пытаться проталкивать «втихую», ссылаясь на «революционную целесообразность» или мнения отдельных, пусть даже очень уважаемых людей.
Думаю, на муниципальном уровне надо бы чаще задумываться о своих непосредственных задачах и возможностях. Конечно, для того, чтобы обеспечить достойное качество жизни, необходимо иметь соответствующие материальные, финансовые условия, которых, увы (!), не хватает. Но ведь нередко дело совсем не в деньгах.
Читаем акты Счетной палаты: средства, выделенные на ремонт оборудования в Ужурской ЦРБ, возвращены в бюджет как неосвоенные, электрооборудование, приобретенное для школы в Локшино, пролежало на складе почти год. И эти примеры не единичны.
О более простых вещах: давайте посмотрим вокруг себя, где мы живем: сплошь и рядом мусор, годами не белившиеся палисадники, берега наших красивейших рек кое-где уже напоминают свалку.
Кстати, сегодня на одном из «круглых столов» будут обсуждаться вопросы возобновления деятельности административных комиссий. Это очень важно, но никакие комиссии и никакие деньги не помогут, если мы вопросами чистоты, бытовой культуры не займемся конкретно и всерьез.
Инициатива, заинтересованность — важнейшие предпосылки всех наших больших и малых дел. Но главное все же — ответственность и строгий спрос. Наверное, не погрешу против истины, если скажу, что именно этих качеств сегодня нашему управленческому механизму не хватает более всего.

Уважаемые коллеги!
Толковый словарь Владимира Даля определяет слово кризис как решительную пору переходного состояния. Это означает, что мы переживаем особое время, требующее мобилизации всех имеющихся у нас возможностей, принятия взвешенных, но быстрых решений, а также — веры в собственные силы. Веры в успех!
Их придает нам история Красноярского края, со дня образования которого в этом году мы будем отмечать 75 лет. Фундамент, созданный за эти годы всеми поколениями красноярцев, сегодня позволяет нам уверенно смотреть в будущее.
«Нам здесь жить!» — эти слова являются неизменным девизом депутатских съездов Красноярья. Пусть столь же неизменным будет наше стремление действовать и созидать во имя нашего прекрасного края, во имя красноярцев!